воскресенье, 30 июля 2017 г.

Были ли большевики разрушителями семьи?




Неделя ребенка. Дети — цветы коммуны. 1921 г. Неделя ребенка. Дети — цветы коммуны. 1921 г. Что дала Октябрьская революция работнице и крестьянке. 1920 г. Что дала Октябрьская революция работнице и крестьянке. 1920 г.
Среди множества мифов о большевиках значительное место занимают россказни о том, что якобы в советское время разрушался институт семьи.
Для начала посмотрим, что же представлял собой институт семьи до революции.
В начале XX века облик традиционной русской семьи был серьезно деформирован в связи с развитием в России капитализма. Рост в городах числа фабрик и заводов привел к активному использованию женского труда. Труд этот был низкооплачиваемым. Женщин охотно брали на работу, ведь платить им можно было намного меньше, чем мужчинам. Работая на тяжелых производствах по 12–14 часов в день, женщина не могла заботиться о семье. Дети оставались дома одни. Отпусков по беременности и по уходу за ребенком не было. Женщина до последних дней беременности стояла у станка, а после рождения ребенка сразу же вновь была вынуждена идти работать — в противном случае ее просто увольняли. Соответственно, очень высока была детская смертность. Можно ли назвать традиционной семью, в которой мать сутками пропадает на заводе и не может заботиться ни о детях, ни о муже?
После Октябрьской революции, в период изменений всего общественного устройства, споры о том, какой должна стать новая советская семья, продолжались в обществе несколько лет. В конце концов большевики сумели найти альтернативный, отличный от западного и в то же время прогрессивный путь развития института семьи.
1. Миф о поощрении большевиками половой распущенности
Первые попытки дискредитировать советскую власть при помощи мифа о половой распущенности начались еще в Гражданскую войну. Но особенно интенсивно данный миф тиражируется в последние 25 лет. Сегодня эта тема то и дело муссируется в книгах, статьях, документальных фильмах и исторических передачах.
В середине XIX — начале XX века на фоне общего падения нравов рассуждения о свободной любви действительно распространились в западном и российском обществе. В том числе — в среде коммунистов-утопистов (сенсимонистов и других). Однако марксизму эти рассуждения были глубоко чужды. Ни основоположники марксизма, ни советская власть никогда не призывали к половой распущенности.
Напротив, Маркс в «Экономическо-философских рукописях 1844 года» резко критиковал коммунистов-утопистов, призывавших к общности жен, называя такие отношения между мужчиной и женщиной «совершенно животной формой». А в «Коммунистическом манифесте» основоположники марксизма прямо издевались над теми, кто считал, что коммунизм предполагает общность жен: «Буржуа смотрит на свою жену как на простое орудие производства. Он слышит, что орудия производства предполагается предоставить в общее пользование, и, конечно, не может отрешиться от мысли, что и женщин постигнет та же участь...»

В Манифесте говорилось, что в будущем женщина будет освобождена от «узаконенной проституции» — необходимости вступать в брак по причине того, что сама она в обществе выжить не может: «Наши буржуа, не довольствуясь тем, что в их распоряжении находятся жены и дочери их рабочих, не говоря уже об официальной проституции, видят особое наслаждение в том, чтобы соблазнять жен друг у друга. Буржуазный брак является в действительности общностью жен... Само собой разумеется, что с уничтожением нынешних производственных отношений исчезнет и вытекающая из них общность жен, т. е. официальная и неофициальная проституция».
В первые годы советской власти о свободной любви действительно говорили. Однако, во-первых, высказывания отдельных лиц не отражали политику партии в данном вопросе. Во-вторых, понятие «свободная любовь» имело тогда совсем не то значение, которое ему приписывают сейчас.
Равенство полов, считали большевики, приведет к тому, что вступающие в брак люди будут выбирать спутника жизни свободно. Женщина должна иметь равные права с мужчиной, зарабатывать столько же, сколько и он. Тогда она сможет выходить замуж не для того, чтобы муж ее прокормил, а исключительно по любви. Союз двух людей, основанный на искренних чувствах, — вот идеал свободной любви, пропагандировавшийся большевиками.
Особым нападкам мифотворцев обычно подвергается советский политик Александра Коллонтай. Так, в 2011 году на телеканале «Россия 1» о ней был показан псевдодокументальный фильм «Красная Мессалина» режиссера Алексея Быстрецкого. В фильме заявлялось, что Коллонтай якобы пропагандировала теорию «стакана воды» — дескать, в новом, строящемся обществе, говорила она, вступить в половую связь должно быть так же легко, как выпить стакан воды, и что она якобы поддержала декрет об обобществлении женщин. При этом никаких доказательств в фильме не приводилось.
На самом деле Коллонтай, как и другие большевики, считала идеалом личных отношений брак двух близких по духу людей. Она также считала необходимым уравнять в правах женщин и мужчин: «Дети будут обеспечены, отношения между мужчиной и женщиной будут покоиться исключительно на взаимном уважении, доверии и любви друг к другу. Работница будет другом, соратником мужчине, своему товарищу в борьбе за социализм».

А в статье «Семья и коммунизм», опубликованной в 1920 году в журнале «Коммунистка», Коллонтай отдельно высказалась резко против общности жен: «Медицина устанавливает, что при многомужестве, т. е. при половом общении женщины одновременно со многими мужчинами, понижается способность женщины к воспроизводству потомства. Так же как и брачное общение мужчины со многими женщинами одновременно, истощая силы мужчин, отражается неблагоприятно на потомстве. Следовательно, такого рода брачные общения как установленная форма нежелательна с точки зрения интересов трудового коллектива, нуждающегося в приросте здорового и трудоспособного населения».

Как мы видим, Коллонтай не призывала к половой распущенности, а говорила прямо противоположное — что половое общение следует ограничить! При этом в той же статье Коллонтай оговаривала, что в самом по себе половом акте нет ничего плохого: «Половой акт должен быть признан актом не постыдным или греховным, а естественным и законным, как и всякое другое проявление здорового организма, как утоление голода или жажды». Кто может не согласиться с этим утверждением?
Что касается «стакана воды», то это выражение впервые появилось в биографии знаменитого композитора Фредерика Шопена, написанной Ференцом Листом. Лист цитировал слова подруги Шопена, знаменитой французской писательницы Жорж Санд: «Любовь, как стакан воды, дается тому, кто его просит».
В создании мифа о половой распущенности большевиков задействуются и откровенные фальшивки. Например, в фильме «Приключения секса в XX веке» телеведущий Евгений Киселев разглагольствовал о разгуле «свободной любви» в советское время. А министр культуры Владимир Мединский в том же фильме рассуждал о «прыщавых комиссарах, жаждавших обобществления жен». На чем основывается вся эта чернуха?
В вышеназванном фильме упоминалось о так называемом саратовском Декрете об отмене частного владения женщинами. Данный «документ» — явная, стопроцентная фальшивка. «Декрет» сообщал, что с 1 мая 1918 года все женщины в возрасте от 17 до 32 лет, кроме имеющих более пятерых детей, изымаются из частного владения и объявляются «достоянием (собственностью) народа». Регламентировался порядок пользования «экземплярами народного достояния»: мужчинам предписывалось пользоваться одной женщиной «не чаще трех раз в неделю в течение трех часов». Фальшивка эта приписывалась то анархистам, то большевикам. Белые активно использовали ее в своей пропаганде против советской власти.
На самом деле «декрет» был написан не большевиками и даже не анархистами, а владельцем чайной в Саратове Михаилом Уваровым с целью дискредитировать советскую власть. Анархисты издавали опровергающие пасквиль листовки и даже убили из мести Уварова, но это не помогло остановить распространение фальшивки.
Ссылаясь на пресловутый «декрет», советскую власть широко осуждали за аморальность. Так, в феврале–марте 1919 года на слушании о России в «овермэнской» комиссии Сената США сообщалось о том, что большевики издали декрет об уничтожении брака и введении «свободной любви».
На самом деле большевики жестко пресекали случаи произвола, имевшие место во времена Гражданской войны.
Так, в феврале 1919 года Ленин получил жалобу Кумысникова, Байманова и Рахимовой на комбеда деревни Медяны Чимбелевской волости Курмышевского уезда. Они писали, что комбед распоряжается судьбой молодых женщин, «отдавая их своим приятелям, не считаясь ни с согласием родителей, ни с требованием здравого смысла». Ленин сразу же направил телеграмму Симбирскому губисполкому и губернской ЧК: «Немедленно проверьте строжайше, если подтвердится, арестуйте виновных, надо наказать мерзавцев сурово и быстро и оповестить всё население. Телеграфируйте исполнение».
Советская власть боролась и с распространением идеи свободы половых отношений. Например, в 1926 году первый нарком просвещения Анатолий Васильевич Луначарский говорил в своем докладе «О быте»: «Мужчина не страдает от полового акта, для него это то же, что «выпить стакан воды». Женщина, выпив стакан воды, ничего от этого не потерпит, а от полового акта у нее бывают дети. Вот дети и есть центральное место всего вопроса. <...> На ком должна лежать забота о детях? На матери и на отце. Чтобы воспитать детей, поставить их на ноги, надо минимум 15 лет. Значит, брак должен быть длительным парным браком. <...> На ближайшее будущее это единственная форма брака, которая гарантирует расцвет наших народов. От этого никуда не уйдешь.
В нашем обществе единственно правильной формой семьи является длительная парная семья. Мы должны сказать, что лишенная своих буржуазных черт — командования мужчины и погребения женщины под бременем домашнего хозяйства, — лишенная этих черт парная семья, длительный союз во имя общего строительства жизни, рождения и воспитания детей есть единственная форма, которая нам нужна. И тот, кто хочет до конца выполнить свой долг — и политический, и рабочий, и человеческий, — должен основать именно такую семью».
В опубликованных в Советском Союзе в 1924 году воспоминаниях о Ленине немецкой коммунистки Клары Цеткин тенденция к половой распущенности резко критиковалась«Изменившееся отношение молодежи к вопросам половой жизни, конечно, «принципиально» и опирается будто бы на теорию. Многие называют свою позицию «революционной» и «коммунистической». Они искренне думают, что это так. Мне, старику, это не импонирует. Хотя я меньше всего мрачный аскет, но мне так называемая «новая половая жизнь» молодежи, а часто и взрослых довольно часто кажется чисто буржуазной, кажется разновидностью доброго буржуазного дома терпимости. Все это не имеет ничего общего со свободой любви, как мы, коммунисты, ее понимаем».
Ленин, по словам Цеткин, называл теорию стакана воды «совершенно немарксистской и сверх того противообщественной». «Конечно, жажда требует удовлетворения. Но разве нормальный человек при нормальных условиях ляжет на улице в грязь и будет пить из лужи? Или даже из стакана, края которого захватаны десятком губ?» — говорил он.
Приведем также слова Емельяна Михайловича Ярославского — одного из крупнейших партийных деятелей, члена Центральной контрольной комиссии (ЦКК) РКП(б) — высшего контрольного органа партии в 20-е — 30-е годы. Выступая на пленуме ЦКК в том же 1924 году, он заявил, что власть будет бороться с проявлениями половой распущенности: «Конечно, во многих случаях мы имеем дело с простою разнузданностью... Мы здесь подходим к этому не с моралью, а с тем, как к этому относятся рабочие массы: они относятся к такого рода фактам с безусловным осуждением и правильно так относятся, потому что здесь налицо нет ни малейшей серьезной попытки создать новую семью, создать новую форму семьи, а есть только простое удовлетворение похоти...
Коммунист должен заботиться о своей семье и детях. В противном случае не только суд пролетарский должен относиться сурово, но все должны знать, что и партия их сурово покарает, нужно, чтобы они знали и поняли, что такое отношение к матери, к ребенку для коммуниста совершенно нетерпимо и недопустимо».
При этом Ярославский отмечал, что половая распущенность не стала массовым явлением среди молодежи. В своем выступлении он озвучил результаты социологического опроса, проведенного в 1922 году среди студентов свердловского Уральского государственного университета. «Идеал огромнейшего большинства нашего студенчества вовсе не мимолетная связь: за длительную совместную жизнь высказалось больше 80 %», — подытожил Ярославский.
2. Миф о поддержке большевиками феминизма
В наши дни зачастую утверждается, что большевики были поборникам феминизма. Так, на православном телеканале «Союз» в передаче «Беседа с батюшкой» 14 апреля 2012 года священник Максим Каскун заявил: «Коммунисты в 17-м году были на 99 % жиды... Именно они ввели феминизм, для того чтобы подорвать основы всего человечества...»
На самом деле большевики выступали отнюдь не за феменизм, а за равноправие и эмансипацию женщин. Об этом говорили в том числе Коллонтай и Инесса Арманд.
Однако в 1970-е годы процесс эмансипации женщин в послереволюционной России привлек пристальное внимание феминистских организаций на Западе. Взгляды Коллонтай были подробно изучены, а она сама представлена как одна из ключевых фигур феминизма. Это и привело к ложному отождествлению советского движения за эмансипацию женщин с западным феминизмом.
На самом деле движение за равноправие женщин в Советской России резко отличалось от феминизма. О проблемах женского равноправия и об освобождении «от кухонного рабства» в то время говорилось много. Однако в советских призывах к раскрепощению женщины мы не найдем ничего феминистического — ни идей разрушения брака, ни агитации за свободную любовь. Не обнаружим и никакого противопоставления женщин и мужчин.
Более того, в советское время феминизм подвергался критике. Например, журнал «Работница» за 1918 год давал такое определение этому явлению: «Феминистки — женщины буржуазного класса, борющиеся за свое равноправие с мужчинами в пределах капиталистического общества». (Отметим, что феминистки определялись именно как женщины буржуазного, то есть враждебного, класса.) Журнал резко критиковал призыв феминистской «Лиги равноправия женщин» голосовать за ее список кандидатов в Учредительное собрание и объяснял, как именно советские женщины относятся к феминизму: «Мы теперь имеем равное право со своими мужьями, отцами, братьями и сыновьями на труд и на дальнейшую борьбу с нашим общим врагом — капиталом. И напрасно милые барышни приходят и призывают голосовать за список, где одни только женщины... Работницам с вами не по дороге... Работницы отдадут голоса своей пролетарской партии большевиков, где мужчины и женщины, как по списку, так и в революционной борьбе идут сомкнутым строем».
Противопоставление женщин и мужчин, свойственное феминизму, разрушает институт брака и раскалывает общество. Большевики же стремились к совершенно иной цели. Им нужно было сплотить мужчин и женщин, консолидировав общество в деле построения социализма.
Женщина в советское время была в большой степени освобождена от гнета быта. Она получила избирательные права, доступ к образованию и социальной реализации наравне с мужчинами. Однако, выбрав этот весьма прогрессивный для своего времени путь, большевики отнюдь не превратили женщину в воинствующую феминистку.
3. Миф о поощрении большевиками абортов
В апреле 2013 года научный сотрудник Института российской истории Владимир Лавров заявил на круглом столе под названием «Роль большевиков и их лидеров в разрушении семьи и брака», организованном в Думе фракцией ЛДПР: «Что касается Ленина, необходимо повторить — он первым разрешил аборты в современном мире. В результате его инициативы погибли миллионы и многие десятки миллионов детей. В этом смысле Ленин является главным детоубийцей на планете...» [ вот сволочи в ЛДПР ]
О том, что большевики будто бы поощряли аборты, часто заявляют и представители духовенства. Так, на том же круглом столе протоиерей Димитрий Смирнов сообщил: «Ленин первым на земном шаре ввел аборты. И с тех пор как большевики пришли к власти, семья начала разрушаться. В сотни раз выросло количество разводов. И вообще, по замыслу коммунистов, семья должна была отмереть». [ обычная ложь про большевиков ]
Заявления эти не имеют никакого отношения к действительности. На самом деле советская власть считала аборты отрицательным явлением и боролась с ними. Однако в СССР полагали, что репрессивные меры, такие как уголовное наказание за аборт, не решат проблему.
Несмотря на угрозу уголовного наказания, аборты производились и в дореволюционной России. Только делали их подпольно, в ужасных условиях. Женщины после таких операций часто погибали или разрушали свое здоровье. В конце XIX века — начале XX века незаконные аборты и смертность женщин от них резко возросли. Проблема начала озвучиваться и на высоком академическом уровне.
Так, на III Пироговском съезде врачей в 1889 году врачи Петр Зейдлер и Николай Тальберг предложили смягчить российское законодательство в отношении абортов и признать законным медицинский аборт в случае некоторых заболеваний.
На IV съезде общества российских акушеров и гинекологов в декабре 1911 года врач Л. Л. Окинчиц заявил, что поскольку карательные меры не приносят результата, а призыв к воздержанию не имеет смысла, то единственным путем сокращения практики абортов должны стать противозачаточные средства.
На прошедшем через два года XII Пироговском съезде про необходимость разрешить аборты говорили врачи Л. Г. Личкус и И. В. Грин. Кроме того, был зачитан доклад Комиссии по борьбе с искусственными выкидышами Омскому медицинскому обществу. Основными причинами нежелания рожать детей в этом докладе назывались экономическая нужда, вызванная вздорожанием жизни, стыд внебрачных детей, падение нравов. Врачи предлагали такие методы борьбы с абортами, как повышение экономического благосостояния и культурного уровня населения, «поднятие умственного развития, религиозности и нравственной дисциплины», изменение статуса внебрачных детей, помощь многодетным семьям, широкую организацию бесплатной медицинской помощи при родах и др.
В резолюции, принятой отделением акушерства и женских болезней, указывалось, что уголовное преследование за искусственный выкидыш женщины, а также врача, сделавшего его по просьбе последней, не должно иметь места.
Придя к власти, большевики решили бороться с проблемой абортов по-новому. С одной стороны, женщинам разрешили делать аборт в больнице, где им оказывалась нормальная медицинская помощь. С другой стороны, был полностью поддержан вывод, сделанный врачами до революции, — о том, что главным методом борьбы с абортами должна стать поддержка материнства и детства.
Знаменитый врач и создатель системы советского здравоохранения Н. Семашко писал в 1920 году: «Целесообразными методами борьбы с абортами должны быть признаны:
— усиление деятельности учреждений по охране материнства и младенчества (дома матери и ребенка, ясли, приюты, консультации);
— последовательное проведение улучшения положения беременной во всех отношениях — производственном, бытовом, жилищном».
И эти задачи действительно были выполнены.
Большевики подчеркивали, что аборты являются злом, на которое приходится идти лишь временно. Так, в постановлении от 18 ноября 1920 г. Наркомздрава и Наркомюста, разрешившем аборты, отмечался временный и вынужденный характер этой меры: «Пока моральные пережитки прошлого и тяжелые экономические условия настоящего еще вынуждают часть женщин решаться на эту операцию».
Первоначальным положительным эффектом от разрешения абортов стало сокращение смертности среди женщин. Согласно статистике, легализация значительно уменьшила смертность женщин от абортов — в 14 раз.
Остается добавить, что утверждение о том, что Советский Союз был первой страной, законодательно разрешившей аборты, — также ложь. Впервые в мире искусственный аборт был узаконен во Франции, в конце XVIII века.
В 1930-х годах семейная политика советского государства стала более консервативной. В середине 1930-х годов аборты по социальным показаниям были запрещены, а материальная поддержка многодетным семьям — усилилась.
4. Миф о разрушении большевиками института брака
Наши оппоненты считают, что дав людям возможность самим выбирать, с кем заключать семейный союз, и предоставив женщинам равные права с мужчинами, большевики якобы разрушили семью. Что тем самым де были подорваны патриархальные семейные устои, на которых веками держалось русское общество.
На самом деле принуждение к браку, брак по расчету, супружеская измена — как в высшем свете, так и в простонародной среде, — безусловно не были чужды институту семьи в предреволюционной России. Когда такие черты наблюдаются в традиционном обществе — они удерживаются в рамках приемлемого религиозными нормами. Но модернизация общества требует и модернизации правовых норм. В России конца XIX — начала XX века, как уже говорилось, активно шел процесс модернизации и распада традиционного общества, вызванный становлением капитализма. Между тем, законы, регулирующие брак, по-прежнему соответствовали реалиям общества традиционного.
Закон делал развод фактически невозможным. Его запрещала статья 46 Гражданского кодекса: «Самовольное расторжение брака без суда, по одному взаимному согласию супругов, ни в каком случае не допускается». Статья 6 гласила: «Запрещается вступать в брак без дозволения родителей, опекунов и попечителей».
Но достаточно жесткое законодательство не могло остановить процесс серьезных изменений норм, касающихся брака. Так, в период с середины XIX и до начала XX века число разводов увеличилось более чем в 10 раз. Желающие получить развод прибегали все к большему количеству ухищрений. Так, относительное число разводов по причине прелюбодеяния возросло с 2 % в 1867 году до 12,7 % в 1886 году и до 97,4 % — в 1913 году, причем часто при этом использовалось лжесвидетельство.
Большевики указывали на отрицательные черты прежнего института брака и требовали его исправления. Н. Крупская писала в статье в журнале «Коммунистка» в 1920 году: «Советское же законодательство строит брачные отношения совершенно на новых основах пролетарского воззрения на брак и создает брачное право, которое способно положить начало установлению совершенно иных отношений между мужчиной и женщиной, чем те, которые созданы буржуазным брачным правом, способно углубить и очеловечить эти отношения, положить конец всякой продажности».
Реформирование большевиками брачного законодательства было прогрессивным и отвечало требованиям времени. В определивших брачные отношения в советской России декретах «О гражданском браке, о детях и о ведении книг актов состояния» от 18 (31) декабря 1917 года, а также «О расторжении брака» от 16 (29) декабря 1917 года не было ничего, чего нет в современных законах. Большевики не легализовали извращений или каких-либо аморальных норм. Вышеупомянутые декреты запрещали вступать в брак прямым родственникам, умалишенным, ограничивали брачный возраст. Гражданский брак, то есть брак, зарегистрированный в государственных органах, признавался основным, но при этом церковный брак не запрещался. Оформить гражданский брак было почти так же легко, как и сейчас. Его расторжение, как и сейчас, производилось через местный суд.
Кодекс о браке, вступивший в силу в 1927 году, сделал брачное законодательство более либеральным, но институт брака ни в коей мере не разрушил. Кодекс признавал за гражданами, не оформлявшими брак, возможность получить те же права, которые имеют супруги, доказав брачное сожительство перед судом. Доказательствами в суде являлись «факт совместного сожительства, наличие при этом сожительстве общего хозяйства и выявление супружеских отношений перед третьими лицами в личной переписке и других документах, а также, в зависимости от обстоятельств, взаимная материальная поддержка, совместное воспитание детей».Признание факта брачного сожительства было необходимо прежде всего для того, чтобы отцы содержали рожденных вне брака детей. До революции такие дети не имели никаких прав.
Как уже говорилось, большевики стремились сделать процесс формирования и существования семьи полностью свободным от принуждения. И внедрение новым законодательством процедуры развода имело целью не разрушение института семьи, а ее существование исключительно на духовных началах, вне принуждения.
Партия проводила политику, всячески укреплявшую семью. В первые годы советской власти граждан убеждали в журналах как напрямую, так и в художественной форме воздерживаться от беспорядочных половых связей. А в начале 20-х годов развернулась работа по пропаганде образа советской семьи. Женские журналы регулярно рассказывали о «красных свадьбах» — о том, как очередная пара торжественно, в окружении рабочего коллектива, отпраздновала свое бракосочетание. Граждан убеждали оформлять браки юридически.
Еще одним крайне важным фактором укрепления семьи в советском государстве стала забота о детях.
По инициативе все той же Коллонтай в 1917 году женщины получили право на оплачиваемый 8-недельный отпуск по уходу за ребенком: 4 недели до родов и 4 недели после. (Отпуск был введен декретом Совета Народных Комиссаров «О пособии по беременности и родам», в связи с чем его до сих пор называют «декретным».) Труд женщин на тяжелых работах был запрещен.
С первых же посреволюционных лет в СССР начали обустраивать детские сады и ясли. Плата за пребывание в них была низкой, питание — бесплатным. Ясли создавались на территории предприятий, чтобы матери могли в рабочие перерывы прийти и пообщаться с ребенком, покормить его. Заведующая отделом охраны материнства и младенчества Наркомздрава В. Лебедева писала в 1920 году в журнале «Коммунистка», что государство взяло на себя обязательство помочь женщине трудиться, «не порывая с материнством, не уродуя своей природы». Согласно озвученной Лебедевой статистике, в течение 2,5 лет после революции советской властью было развернуто 1500 учреждений для детей и женщин, где получали уход 140 000 детей.
Как мы видим, советская власть с самого начала своего существования заботилась о семье, материнстве и детстве. Большевики не разрушали брак — напротив, они смогли найти новые механизмы поддержки и укрепления семьи.
Опыт советских людей, их взгляды на семью и та форма отношений семьи и государства, к которой в конце концов пришли в Советском Союзе, представляет чрезвычайный интерес и для нашего сегодняшнего, переломного времени.

-----------------

Каверзный вопрос Почему... ?

 






---

суббота, 29 июля 2017 г.

Человек - самое загадочное существо на Земле. Тайна появления.

О человеке говорят много и разное.
Вот одна из версий появления человека, которая, на мой взгляд, заслуживает внимания.

Кем был создан человек. Послушайте.



Автор - Юрий Лобанов.

И еще:

ЧЕЛОВЕК СОЗДАН ИСКУССТВЕННО. ДОКАЗАТЕЛЬСТВА





А также от Юрия Лобанова:


Научные факты (о которых практически никто не знает)





---

---

Просто "Петрович". Герой России.

На вручение звезды Героя России в Кремле он подошел к Президенту, прихрамывая, но строевым шагом. Владимир Путин тихо, не на камеру, спросил: «Тяжело было?» - «Да... Но ничего....Мы всё сможем».

«Так он жив?!», - обычная реакция всех, кто узнает подробности его судьбы.


Александр Жуков

Обычный военный спасатель? Не совсем обычный, парашютист высокого класса. Прошел две Чечни. На его счету несколько десятков десантирований в тыл боевиков для поиска и спасения экипажей сбитых самолётов и вертолётов, эвакуации окружённых групп и подразделений российских войск, вывоза раненых с поля боя. По должности начальник поисково-спасательной службы управления авиации Северо-Кавказского военного округа

Все это было до 29 января 2000 года.

В тот день Петрович как обычно возглавил операцию по спасению группы спецназа ГРУ в Аргунском ущелье. Разведчики попали в засаду и, имея трёх тяжелораненых, уходили от преследования. Спасатели обнаружили их в лесу. Командир сам спустился вниз на тросе. Только успели поднять первого – шквальный огонь боевиков. Чтобы спасти вертолет операция была прекращена. А Петрович присоединился к разведчикам. Потом в вертолете насчитают 48 пробоин.

Погоня при десятиградусном морозе продолжалась сутки. Остановились у заброшенного кладбища вблизи аула Харсеной. Идти дальше сил уже не было. Через 40 минут на место прибыли вертолеты. Раненых и обмороженных бойцов поднимали лебедками. И опять боевики. И приказ командира уводить вертолеты. На земле осталось трое – Петрович, его подчиненный капитан Анатолий Могутнов и спецназовец Дмитрий Бегленко.

Трое безоружных тяжело раненных военных – к тому моменту кончились патроны – против банды. Шансов уйти не было. Они попали в плен к самому отмороженному бандиту Темирбулатову по прозвищу «Трактор». В плену стойко выносили все. Раны загноились. В первую неделю сильно ослаб капитан Могутнов. У него «была перебита плечевая кость, рука висела практически на коже и мясе», - рассказывал Петрович, - А я свои пули выковырял сам». Он тихо все время повторял: «Плен – дело временное, нам надо выжить».

Для допроса прибыл Хаттаб. «Допрашивал через переводчика. Заставлял меня принять ислам и перейти на их сторону. Вопрос стоял конкретно: да или нет» , – вспоминал Петрович. Потом его решили обменять , как самого ценного пленника, заставив позвонить жене.

Хаттаб - наемник, посланец западных спецслужб,
успешно уничтожен.

В одну из февральских ночей Рите приснился сон, будто муж заходит домой с огромным черным лохматым псом: «Я их сделал, я вернулся домой». Буквально через несколько секунд раздался телефонный звонок. Она узнала его голос : «Рита, не перебивай, слушай и делай, что я скажу. Я в плену. Если обмен завтра не состоится, то он не состоится вообще. И ни в коем случае не разыскивай меня самостоятельно».

Обмен пленными был назначен на 20 февраля. Но по квадрату, примыкавшему к району, произвели артналет. Бандиты восприняли это как срыв договоренности. А в конце февраля началась операция федеральных сил по освобождению Аргунского ущелья.

«Тракторист» бросил свою банду и попытался удрать. Петровича он продал полевому командиру Гелаеву.

18 марта наши войска начали штурм. Боевики пошли на прорыв в горы. Перед собой на минные поля они гнали пленных. Петрович прошел все 400 метров. На реке Гойта отряд гелаевцев был уничтожен в упор. Под кинжальный огонь попал и он.

Еще четыре ранения: две руки, левая нога и грудь. Упал в воду, что спасло от болевого шока, чудом подполз к берегу… И закричал, теряя сознание: «Мужики, я - свой! Подполковник Жуков. Штаб СКВО. Был в плену».

Ему дали водки, прикурили сигарету. В спасении подполковника Александра Жукова с позывным «Петрович» приняли участие бойцы Вологодского СОБРа.

По словам военврача центрального госпиталя СКВО Владимира Шачкина, Александр «был расстрелял в буквальном смысле этого слова». У него были две остановки сердца.

Долгий и мучительный процесс восстановления. «Я не слышал ни крика, ни стона. Он затребовал эспандер резиновый – зажимал его зубами. К концу лечения от этого бублика осталась маленькая полоска», – говорит Владимир Шачкин.

«Ходить, ходить, ходить». Эти слова каждое утро повторял учившийся заново вставать на ноги расстрелянный офицер. Путь в полтора километра от госпиталя до квартиры в Ростове-на-Дону он преодолел за два с половиной часа, опять побеждая себя.

А потом, наполовину загипсованный, ездил в Нальчик на суд. Тракторист обычно не оставлял живых свидетелей, потому показания Жукова были особенно ценными.



Салаутдин Темирбулатов - садистский "тракторист".



Дмитрия Бегленко и Анатолия Могутнова тоже удалось спасти. Последнему врачи восстановили руку.

В октябре 2000 года Александр Жуков подал документы на возвращение в строй. Медики развели руками, когда узнали, что втайне от них, он умудрился совершить прыжок с парашютом.

С 2004 года Петрович - начальник группы Федерального управления авиационно-космического поиска и спасения. Организовывал поиск спускаемых с орбиты экипажей. Искал экипажи пропавших вертолетов в сибирских болотах, зимней тайге, в горах. Всего он совершил более 6500 прыжков.

Этот офицер, прошедший две Чечни, ад в плену, расстрел, пару клинических смертей, свои жизненные принципы определяет так: «Наша жизнь, наша служба целиком принадлежит России и защите ее интересов. Так было, так есть и так будет всегда».

источник


 ---



---

вторник, 25 июля 2017 г.

Развенчание мифа об ослаблении Красной армии из-за репрессий 1937 года

Если бы командовал Тухачевский

Маршал Тухачевский


В некоторых кругах по сей день популярен миф о том, что если бы в 1941 году во главе Красной армии стояли Тухачевский, Якир, Уборевич и репрессированные в 1937–1938 годах командиры, то ход войны был бы для СССР сразу же успешным.

Миф этот уже порядком затаскан, но и сегодня лучше, чем деревенский дьячок «Отче наш», кое-кто знает излюбленную «молитву»: «Из первых пяти Маршалов Советского Союза уничтожили трех...», «полками командовали капитаны...», «накануне войны советские вооруженные силы были фактически обезглавлены...», «были сменены все командующие войсками военных округов, 90% заместителей, начальников родов войск и служб». Этот рефрен, впервые возникший в хрущевские времена, в эпоху «катастройки» зазвучал вновь и все сильнее. Звучит он, увы, и по сей день.

СВИДЕТЕЛЬСТВА ВРАГОВ

Некорректность подобных заявлений (при их формальной точности относительно высшего звена командования РККА) была доказана уже не раз. Причем что интересно: если внимательно анализировать книги современных обличителей «тирана» Сталина, якобы «обезглавившего» РККА и РККФ, то обнаруживается удивительная вещь. «Обличители» приводят много фактической информации, но ее вдумчивый анализ полностью опровергает вывод, выдвигаемый «обличителями». Подчеркну: их вывод опровергается данными самих же «обличителей». Удивительно, но факт.

Показательный пример – книга Н.С. Черушева «1937 год. Был ли заговор военных?» (М.: Вече, 2007). На странице 310 приводится обширный фрагмент статьи «Новое лицо Красной армии», опубликованной в немецком журнале «Верфронт» во второй половине 1937 года. Немцы расхваливали в ней расстрелянного Тухачевского и других «жертв», уничижительно оценивали РККА, «обезглавленную репрессиями», и утверждали, например, следующее:

«Весной 1937 года (до репрессий. – С.Б.) фактически все высшие командные должности Красной армии (за исключением народного комиссара обороны,то есть Ворошилова. – С.Б.) были заняты специалистами и уровень образования офицеров был значительно поднят. Один Ворошилов остался во главе армии в качестве парадного генерала... После суда, состоявшегося 11 июня, Сталин распорядился на следующий день расстрелять восемь лучших командиров... Военная квалификация была принесена в жертву политике и безопасности большевистской системы... Особенно катастрофичным оказалось назначение новых командующих военными округами».

Это была статья «на публику», в том числе и на определенную читательскую аудиторию в СССР. Вывод ее очевиден: вот, мол, как избивают бездарные большевики ту высоко профессиональную армию, которую «умницы» типа Якира и Уборевича только-только реорганизовали по немецкому образцу под руководством «умницы» Тухачевского...

Однако тревога одного из потенциальных противников СССР по поводу ослабления кадровой мощи РККА выглядела странно. Когда тебя хвалит враг, задумайся – с чего бы это? Впрочем, возможно, таким хитрым способом, «от противного», Сталина дополнительно подталкивали к новым репрессиям?

Возможно... Но вот приводимый самим Черушевым на стр. 313 фрагмент из подготовленного в штабе вермахта секретного обзора внешнеполитических событий с 23 апреля по 12 мая 1937 года:

«Действительные причины падения маршала Тухачевского пока неясны: следует предполагать, что его большое честолюбие привело к противоречиям между ним и спокойным, рассудительным и четко мыслящим Ворошиловым, который целиком предан Сталину. Падение Тухачевского имеет решающее значение. Оно показывает со всей определенностью, что Сталин крепко держит в руках Красную армию»...

То есть во внутреннем, «без дураков», документе немцы вполне понимали, что репрессии в «верхушке» РККА укрепят не только позиции Сталина, но и не скажутся решающим образом на боеспособности армии. И Ворошилов в секретном (для себя) обзоре представлен немцами отнюдь не «свадебным» генералом.

А вот и своего рода иллюстрация к статье «Верфронта»... В 1927 году Якир был направлен на учебу в Германию. И после ее окончания в 1928 году фельдмаршал Гинденбург, тогда президент Германии, вручил новому «академику» знаменитые «Канны» генерала Шлиффена с надписью: «Господину Якиру – одному из талантливых военачальников современности».

Пауль фон Гинденбург начал Первую мировую войну командующим 8-й армией, продолжил ее командующим Восточным фронтом и закончил фактически главнокомандующим вооруженными силами Германии. А Иона Якир начинал свою «полководческую» карьеру в 1918 году командиром сводного Тираспольского отряда, гражданскую закончил начальником 45-й стрелковой дивизии и потом без особого блеска командовал 14-й армией в советско-польскую войну. То есть лестная аттестация Якира Гинденбургом была не столько актом вежливости, сколько прелюдией к агентурной разработке Якира немцами. Каковая, надо заметить, вскоре и последовала... Заговор-то «маршалов» был, и есть основания предполагать, что не в последнюю очередь его ядовитой отрыжкой объясняются неудачи 1941 года.

Вернемся к книге Н. Черушева. Там на страницах 315–325 приводится во фрагментах интереснейший доклад бывшего помощника японского военного атташе в Москве капитана пехоты Коотани «Внутреннее положение СССР (Анализ дела Тухачевского)». Доклад со вступительным словом начальника советской секции 2-го отдела японского генштаба полковника кавалерии Касахара был сделан на 199-м заседании японской дипломатической ассоциации в июле 1937 года. 10 декабря 1937 года этот доклад, полученный советской разведкой агентурным путем, был представлен Ежовым Сталину (спецсообщение № 62672).

Полностью спецсообщение Ежова с докладом Коотани опубликовано в сборнике документов «Лубянка: Сталин и ГУГБ. 1937–1938» и занимает там более 13 страниц мелкого текста. Приведу лишь несколько оценок Коотани:

«... Не подлежит никакому сомнению, что благодаря нынешнему инциденту (процессу Тухачевского. – С.Б.) ослабела духовная спаянность Красной армии, что этот инцидент чреват большой опасностью в будущем... Но если на основании одного этого инцидента делают вывод, что государственная мощь СССР сильно снизилась или что боеспособность Красной армии в большей степени упала, то я хочу внести коррективы в этот взгляд...

Вам, вероятно, уже неоднократно приходилось слышать о том, насколько за последнее время усилилась Красная армия, проведены были увеличение кадровых воинских сил, усиление авиации, восстановление казачества и так далее... Сейчас в СССР проводится двухлетний план расширения вооружения»

Кое в чем Коотани был до забавного наивен, но  не всегда. Вот еще одна его оценка: «...Тут возникает вопрос: есть ли люди, которые могут заменить интеллигентных командиров, как Тухачевский, Якир, Уборевич или Корк? Я хочу ответить на это: если вы поищете, найдутся...»

И такие люди нашлись! Но хватало, увы, и «балласта». Нарком обороны Клим Ворошилов говорил тогда: «Никому из нас и в голову не могло прийти, не приходило, к сожалению, что эта мерзость, эта гниль, это предательство так широко и глубоко засело в рядах нашей армии. Вы знаете, что представляла собою чистка рядов РККА. Чистка была проведена радикальная и всесторонняя – с самых верхов и заканчивая низами. Поэтому и количество вычищенных оказалось весьма и весьма внушительным».

И каким же оно было?

Командиры Красной армии

Ворошилов называл «четыре десятка тысяч» – почему подобной цифрой и оперируют «обличители». Но более точно будет сказать – 35 тыс. (данные здесь и ниже – по публикации в «Военно-историческом журнале», № 8, 1992, стр.16). И «вычищенные» – это не обязательно арестованные. Тогда термин «вычистить» имел вполне определенное значение. Бухгалтер Берлага был из «Геркулеса» именно «вычищен», что не помешало Остапу Бендеру свободно видеться с ним.

Офицеры старой царской армии, служившие в РККА, к этому времени подошли к критическому возрасту, как и часть тех малообразованных командиров, которые выдвинулись из народной среды в Гражданскую войну или в первые годы строительства РККА, но далеко не пошли. К тому же в этих двух группах хватало и нечистых на руку, и склонных к спиртному. То есть из армии зачастую удалялся именно балласт, и одновременно политически сомнительный, например, по троцкистскому прошлому комсостав.

Арестовано же (не расстреляно!) за 1937–1938 годы в РККА было 9,5 тыс. человек, и еще 14,6 тыс. было уволено по мотиву «порочащих связей с врагами народа». При этом более 30 (!) тыс. командиров опротестовали свое увольнение, и специальная комиссия НКО СССР, созданная в августе 1938 года, 1 мая 1939 года (уже при Берии) приняла решение о возвращении в РККА 12 461 командира. Это вполне объяснимо: после того как троцкистский и антисоветский элемент в РККА был в основном уничтожен, армейская проблема перешла из разряда политических в разряд кадровых.


Лаврентий Берия

Но уже тогда вокруг репрессий в армии, в том числе и усилиями троцкистов, начала накапливаться ложь. Чего стоит одна басня о том, что в декабре 1940 года из 225 командиров полков лишь 25 окончили военное училище, а остальные были пришедшими из запаса младшими лейтенантами. На этой басне ниже остановлюсь особо. На деле уже в 1936 году в училищах шла подготовка более 60 тыс. командиров. За 1938 год училища окончило полтора десятка тысяч человек. 11 тыс. в 1936 году училось в военных академиях. Как-то даже неловко перед квалифицированным читателем за напоминание этих азбучных для честного исследователя данных. Но многие ли сегодня с ними знакомы?

Только за 1939 и 1940 годы 400 человек высшего и старшего комсостава окончили курсы при Академии Генерального штаба. Это не считая того, что выпуск из самой академии составлял до 100 человек в год. А ведь каждый из них как минимум готовый командир полка или начальник штаба полка. И младшим лейтенантам из запаса в такой компании явно было бы неуютно.

МЕРЕЦКОВ ПРОТИВ МЕРЕЦКОВА

Вспомним слова капитана Коотани: «Если вы поищете, найдутся...» И искать было где и кого! В конце 30-х годов в Красной армии на вполне видной должности служили многие из действительно талантливых военачальников современности: Антонов, Баграмян, Василевский, Ватутин, Воронов, Говоров, Жуков, Захаров, Катуков, Конев, Крылов, Лелюшенко, Мерецков, Москаленко, Петров, Рокоссовский, Ротмистров, Рыбалко, Руссиянов, Толбухин, Черняховский, Чуйков, это лишь часть списка. И только одного из крупных военачальников Великой Отечественной войны на время зацепила несправедливость – Константина Константиновича Рокоссовского.

Возможно, кто-то заметит: «И Мерецкова...» Однако с последним, при всех его несомненных в итоге заслугах, дело не очень-то ясное, и на этом немного остановлюсь. В своих мемуарах «На службе народу» издания 1988 года Кирилл Афанасьевич Мерецков пишет: «Незабываем июнь 1937 года, когда я после девятимесячного отсутствия ступил на родную землю (по возвращении из Испании. – С.Б.). Тогда радость возвращения была омрачена печалью и ужасом известия о том, что Тухачевский, Уборевич, Якир и другие видные военачальники разоблачены как изменники и враги...»

А далее он повествует о расширенном заседании Военного Совета при наркоме обороны Ворошилове, прошедшем 1–4 июня 1937 года, вскоре после ареста Тухачевского: «Когда на совещании мне предоставили слово, я... отвечал, что мне непонятны выступления товарищей, говоривших здесь о своих подозрениях и недоверии. Это странно выглядит: если они подозревали, то почему же до сих пор молчали? А я Уборевича ни в чем не подозревал, безоговорочно ему верил и никогда ничего дурного не замечал...».

Скажу сразу: без анализа материалов июньского и еще одного, ноябрьского заседания Военного Совета в 1937 году, понимание сути репрессий в РККА в 1937 и 1938 годах просто невозможно. Но в своем полном объеме эти материалы стали доступными (хотя и нелегко доступными) для исследования лишь недавно... Не знал, не знал Кирилл Афанасьевич, что в 2008 году издательство РОССПЭН тиражом хоть и в одну тысячу экземпляров, но издаст полную стенограмму заседаний Военного Совета 1–4 июня 1937 года, где есть и текст выступления Мерецкова. Вот часть стенограммы вечернего заседания от 3 июня 1937 года:

«Мерецков.... я в течение двух лет был начальником штаба с Уборевичем.

Сталин. Что же?

Мерецков. Я считаю, что был близок к нему, и в этом отношении моя вина была больше всех, потому что я проспал рядом с врагом спокойно. И я должен сказать: не только проспал, а было очень много случаев, когда я слепо работал на его авторитет.

Голос. Занимался политиканством.

Мерецков. Подождите, о вас я тоже скажу в свое время...

И Мерецков действительно «сказал» о многих уже арестованных или будущих «жертвах Сталина и Ежова» – о Корке (упрекая некого Исаенко в том, что он «не разглядел в Корке врага»), о Векличеве, Смирнове, Кутякове и Седякине, о Сангурском и многих других, призывая: «Пусть т. Ежов разберет и выяснит, кто внес это дело...»

Сказал Мерецков и об Уборевиче...

Вот так:

«Мерецков.... Я видел всю личную жизнь Уборевича. Много знаю, многое мог бы рассказать о нем.

Ворошилов. Сволочная жизнь.

Мерецков. Интриган.

Ворошилов. А почему же вы молчали?

Мерецков (игнорируя вопрос наркома. – С.Б.). Двуличный человек. Грязный человек. По-моему, это все было известно. Трус и барин по отношению к начальствующему составу. Командиров называл дураками, и все это переносили...

... Напрасно думали и думают некоторые, что в Белорусском округе был один Уборевич. Там работали и работают прекрасные красноармейцы, командиры, большевики...»

Достаточно, уважаемый читатель? И спрашивается: не заслуженно ли бывший замнаркома обороны генерал армии Мерецков с начала войны по сентябрь 1941 года сам находился под следствием?

Уборевич, конечно, заговорщик... Его надо было расстреливать! Его и расстреляли... Но зачем же натягивать чистые ризы на грязные дела? Ведь когда сопоставляешь мемуары Мерецкова и стенограмму, то вывод напрашивается сам собой: и Мерецкова «брали» за дело, но в силу обстоятельств пощадили.

Пожалуй, и еще кое-что прибавлю об Уборевиче... В изданных в 2007 году издательством РОССПЭН «Стенограммах заседаний Политбюро ЦК РКП (б) – ВКП (б). 1928–1938 гг.», в томе III на странице 283-й в заявлении в ЦК и ЦКК оппозиционера И. Нусинова от 30 октября 1930 года сообщается, что во время XVI съезда в ходе обсуждения кандидатуры Уборевича в состав ЦК на собрании сибирской делегации кто-то бросил Нусинову записку об Уборевиче, «смысл которой, – как писал Нусинов, – был примерно таков: «Человек способный, но в партийном отношении мало проверенный. Того и гляди, возомнит себя Наполеоном»...

Комментарии здесь излишни, но могу сказать, что тогда Сталин вполне доверял Уборевичу и в обвинения его в «бонапартизме» и «термидорианстве» не верил. Сталин в 30-е годы был склонен верить людям до последнего, до того момента, пока их негативный облик не проявлялся окончательно и бесповоротно. Однако Сталину, как уже не раз до этого, пришлось убедиться в том, что Уборевичу, как и Тухачевскому, он доверял зря.

РККА «ТУХАЧЕВСКОГО» ОБРАЗЦА

Если же возвращаться к стенограммам заседаний Военного Совета при народном комиссаре обороны СССР 1–4 июня 1937 года, которые проходили с участием Сталина, и к стенограммам еще одного Военного Совета в ноябре 1937 года, то достаточно внимательного изучения их одних, чтобы понять: если бы в 1941 году Красной армией по-прежнему командовали «тухачевские», то, весьма вероятно, что все действительно закончилось бы для России и Германии в 1941 году. Но закончилось бы не Красным знаменем над Рейхстагом, а парадом победы вермахта, принятым Гитлером на Красной площади в Москве.

Причем имею в виду даже не предательство Тухачевского и других заговорщиков, а то качество подготовки войск, которое обеспечили бы эти «гении» военного дела. В выступлении на двух Военных Советах 1937 года выплеснулось столько неприглядной, но, увы, точной информации о положении в РККА, что волосы дыбом встают! Было вскрыто множество застарелых «гнойников». Кем-то вскрыто и с перепугу, чтобы не разоблачили его самого, хотя большинству «разоблачителей поневоле» это не помогло. Кто-то  возмущался искренне... Кто-то неохотно и вынужденно...

Увы, не могу привести даже сотой части тех перлов, которые щедро рассыпаны по стенограммам двух Военных Советов НКО СССР в 1937 году и которые позволяют понять о 1937–1938 годах многое... Приведу лишь несколько цитат...

Вечером 2 июня 1937 года выступает комкор Николай Криворучко, украинец, из крестьян, окончил школу кавалерийских подпрапорщиков в 1914 году, котовец: «... Я заявляю вам, тов. Сталин, и вам, народный комиссар, что по первому вашему приказу, если нужно будет, то я не для Якира славу буду создавать... В корпусе у меня найдутся люди, которые работали не для якировского авторитета. Якир был, Якира сегодня нет – он для нас умер. Якир – это сукин сын, и если нужно, несмотря на то что я с ним проработал 16 лет, я сам возьму его за горло и придушу как жабу... Я заявляю, что в корпусе никакого очковтирательства нет и корпус в любой момент готов к войне...».

21 февраля 1938 года Криворучко будет арестован на должности заместителя командующего Киевским военным округом по кавалерии и расстрелян 9 августа 1938 года.

Безвинно? По Хрущеву – да, потому что Криворучко был реабилитирован 11 апреля 1956 года. Но вот фрагмент выступления командарма 2-го (с 1938 года – 1-го) ранга Ивана Федоровича Федько, украинца, из крестьян, окончил Киевскую школу прапорщиков в 1917 году. С мая 1937 года – командующий войсками и член Военного совета Киевского военного округа, с января 1938 года – 1-й заместитель наркома обороны СССР.

Выступая на заседании 21 ноября 1937 года, через четыре месяца после выступления Криворучко, Федько докладывал:

«... Перейду к состоянию боевой и политической подготовки войск округа (Киевского. – С.Б.) Состояние боевой и политической подготовки войск округа... характеризовалось наличием в работе начальствующего состава элементов очковтирательства, которое приняло в округе очень широкий масштаб. Надо прямо сказать, что привычка врать, привычка говорить неправду, стремление втереть очки докатилась до звена младших командиров...»

Итак, и Криворучко «втирал очки...» Федько приводил поразительные примеры, явно не высосанные из пальца, а в конце, верит читатель или не верит, сообщал: «Для подготовки к новому учебному году в конце октября (1937 год. – С.Б.) проведен десятидневный сбор командиров и комиссаров корпусов и дивизий, на котором были поставлены две учебные задачи…»

Прерву цитирование и предложу читателю угадать: в чем состояла первая задача? Для командиров корпусов и дивизий… А вот в чем: «Первая задача – овладение командирами корпусов и комиссарами винтовкой, ручным и станковым пулеметами, гранатометами».

«Почему была поставлена эта задача? – вопрошал Федько и отвечал: – Потому что было обнаружено в частях, что командиры отделений, взводов и рот не умеют заряжать винтовки. Когда был проверен старший командный состав, то получили такую же картину. Отсюда, как правильно отметил Маршал Советского Союза Буденный, комсостав учит не показом, а рассказом...»

Вот такие «тухачевские стрелки» командовали крупными соединениями РККА в 1937 году. Это  положение в октябре 1937 года, но с мая 1935 года до мая 1937 года Киевским округом командовал «один из талантливых военачальников современности» Иона Якир. Так что командиры Киевского военного округа уже при Федько, через четыре месяца после Якира, забыли, с какого конца за винтовку браться? Или все же они забыли это при «интеллигентном» Якире?

Федько сообщил и об истоках «успехов» Якира: «Бывший начальник штаба Киевского военного округа... Подчуфаров в своих показаниях говорит: «Для того чтобы показать прекрасную подготовку округа, было введено соревнование батальонов. Таким образом, в дивизиях из 9 учится один батальон... и по нему оценивается состояние дивизий и округа».

Так и было. Мы вместе с Щаденко обследовали части и были свидетелями такого положения, когда батальоны, которые включились во Всеармейское соревнование, были укомплектованы лучшим командным и красноармейским составом, обеспечены всеми необходимыми пособиями даже лучше, чем полковые школы. Эти подтасованные батальоны нам пришлось раскассировать...»

Увы, и Федько был вскоре арестован – 7 июля 1938 года. Расстрелян 26 февраля 1939 года. Как это понимать? Что, Сталин и Ворошилов забавлялись так: в январе назначают человека первым заместителем наркома обороны СССР, присваивают ему звание командарма 1-го ранга, а через полгода арестовывают? Нет, и за Федько обнаруживались вполне реальные грехи, «отпустили» которые ему лишь хрущевцы, реабилитировав Федько 26 мая 1956 года.

А вот выступает вечером 3 июня 1937 года армейский комиссар 2-го ранга, 37-летний Григорий Окунев с Тихоокеанского флота, член РСДРП (б) с 1917 года, и рассказывает о несомненном вредительстве на ТОФе и в Управлении Морских сил: там «сидят зубры по этой части, которых нам надо расковырять»... Возмущается Окунев и тем, что бесплодно писал врагу народа Гамарнику о «подлейшем прорыве» с подготовкой пилотов на И-16 (налет вместо 240 часов в год – 50–55 часов). Окунев считает, что «нужно кого-то за это дело вешать, чтобы скорее это дело исправить».

Вот уж какой энергичный разоблачитель врагов народа! Вот уж кто, казалось бы, годится в «сталинские сатрапы»... Однако 1 декабря 1937 года Окунева тоже арестовывают, а 28 июля 1938 года, после восьмимесячного следствия, заметим, расстреливают. И лишь 19 мая 1956 года его реабилитируют хрущевцы.

КТО КОМАНДОВАЛ ПОЛКАМИ

А теперь о полках, которыми «командовали капитаны»... Подобные измышления можно встретить, например, в книге бывшего генерал-майора погранвойск Георгия Сечкина «Граница и война», изданной в 1993 году (рецензент доктор исторических наук, профессор генерал-майор В.Н. Андрианов). Там на странице 26 Сечкин, со ссылкой на историка В. Анфилова, утверждал, что «начальник управления боевой подготовки генерал-лейтенант В. Курдюмов» «на совещании в декабре 40-го года» якобы говорил следующее:

«Последняя проверка, проведенная инспектором пехоты, показала, что из 225 командиров полков, привлеченных на сбор, только 25 человек оказались окончившими военное училище. Остальные 200 человек – это люди, окончившие курсы младших лейтенантов и пришедшие из запаса».

Комментарии к такому сенсационному факту не требовались, вывод напрашивался сам собой: вот они, итоги «разгрома РККА» Сталиным, Ежовым и Берией. Однако предлагаю не спешить с выводами, потому что ниже дам читателю дополнительную «информацию к размышлению».

Анфилов опубликовал свою «сенсацию» в газете «Красная звезда» 22 июня 1988 года. Сечкин дал ей второе дыхание в 1993 году в книге, подписанной в печать 20 октября 1992 года. И поэтому ни тот, ни другой не могли предполагать, что 14 апреля 1993 года в издательстве «ТЕРРА» в печать будет подписан том 12 (1) «Русского архива», открывающий многотомное издание документов Великой Отечественной войны. Том полностью посвящен материалам Совещания высшего руководящего состава РККА 21–23 декабря 1940 года и содержит  выступления начальника Управления боевой подготовки РККА генерал-лейтенанта Владимира Николаевича Курдюмова и генерал-инспектора пехоты РККА Андрея Кирилловича Смирнова.

Курдюмов воевал, скончался в 1970 году. Смирнов, командуя после начала войны 18-й армией Южного фронта, погиб в бою у села Поповка (позднее, село Смирново) Запорожской области.

Вначале о докладе генерала Смирнова... Там вообще нет ни одной цифры, относительно же сборов было сказано следующее (стр. 30):

«Мы сейчас проводим сборы командного состава пехоты. Надо отметить, что к сборам командного состава пехоты почти все округа отнеслись достаточно серьезно. Если первый сбор еще был плохо организован, то сейчас основное звено, которое должно разрешить все вопросы боевой учебы, звено командного состава, заняло соответствующее место в понимании руководителей округов, корпусов и дивизий».

Генерал Курдюмов подготовке начальствующего состава посвятил четвертый раздел своего выступления, и в его выступлении цифры есть. В частности, сообщая о том, что развертывание новых частей обуславливает некомплект старшего и среднего начальствующего состава, особенно во внутренних военных округах, он сказал:

«Так, в ПриВО 70% среднего командного состава и командиров батальонов имеют практический командный стаж от 5 месяцев до 1 года (имеется в виду не командный стаж вообще, а стаж на занимаемой в настоящий момент должности. – С.Б.). В этом же округе все командиры стрелковых полков, кроме одного, командуют частями первый год».

Генерал Курдюмов привел этот пример как наиболее тревожный, но надо учитывать, что ПриВО – это не ПрибОВО. Второй – это приграничный Прибалтийский особый военный округ, а первый, где было не лучшее положение с командирами полков, это глубоко внутренний Приволжский военный округ, боеспособность которого решающего значения не имела. При этом даже молодой по стажу командования полком комполка имел в целом немалый армейский опыт.

Стенограммы Совещания высшего комсостава РККА были опубликованы в 1993 году тиражом в 10 тыс. экземпляров, и найти их не всегда просто даже для специалиста, а антисталинские «откровения» распространялись по стране в 1988 году в объеме огромного тогдашнего тиража главного печатного органа МО СССР. Тогда эти якобы жареные факты могли очень серьезно сдвинуть набекрень мозги у значительной части читательской аудитории. А эти мозги в декабре 1991 года и так плавились у очень многих, и не только у военных... Подчиненным же «перестроечного» начальника Института военной истории МО СССР генерала Дмитрия Волкогонова важно было подбросить в эту «топку» в то время еще и такое «полешко».

Говорят, Волкогонов архивы уничтожал вагонами, так что изготовить взамен «маленькую тележку» фальсификата было для него – пара пустяков. Особенно при наличии таких выдающихся сотрудников тогдашнего Института военной истории МО СССР, как полковник Армии США Виллаэрмоза (был и такой этап в истории института).

Но никакие «младшие лейтенанты из запаса» в 1940 году никакими полками не командовали! Несмотря на постоянный командный некомплект из-за формирования новых соединений, в Главном управлении кадров РККА на полки находились и более опытные кандидаты.

В КАЖДОЙ ШУТКЕ…

Издавна в военных кругах бытует горькая шутка насчет того, что удачный бомбовый удар противника по высшему штабу резко повышает боеспособность армии. Как известно, в каждой шутке есть доля шутки. Фактически репрессии в РККА давали шанс на ускоренный рост целому слою достаточно молодых, но опытных, с большим военным стажем командиров. Недаром Гитлер после заговора генералов в 1944 году восхищался Сталиным по поводу того, что он решительно избавился от закостенелого «маршалитета» и воспитал когорту молодых полководцев. Здесь надо лишь уточнить, что сутью репрессий была не кровавая ротация кадров, а ликвидация многослойной и многофакторной военной оппозиции бонапартистского, правого и лево-троцкистского толка.

Иногда даже такие серьезные эксперты как, например, Сергей Переслегин, считают, что репрессии 1937 года резко снизили интеллектуальный уровень руководства РККА. Что ж, если иметь в виду выдвижение после 1937 года такого «интеллектуала» как маршал Кулик, то с подобным утверждением согласиться можно было бы. Однако достаточно сравнить стенограммы выступлений Тухачевского, Якира, Уборевича и т.д. на заседании Военного совета при наркоме обороны СССР в 1935 году и стенограммы помянутого выше декабрьского совещания высшего комсостава РККА в 1940 году, чтобы понять, что репрессии 1937 года повысили интеллектуальный потенциал руководства РККА не на уровне тогдашних маршалов, к сожалению, но на уровне высшего генералитета, вне сомнения.


источник

В дополнение фильмец про немцев, которые так ничего и не поняли про нацизм после жизни с Гитлером. Этот фильм тоже продукт антисоветской пропаганды, но завуалированный, мягкий. Правда в фильме - в пользу "обиженного" поколения немцев. А обидел их, как не трудно понять, СССР. А Гитлер, по мнению нео-гитлеровцев, только ошибался и не смог создать устойчивый рай в Германии.
В фильме немцы совершенно не понимают, как их ловко провели, подменив народные идеи социализма идеями буржуазного национал-социализмом.




Комментарий к фильму:

"Замечательный и интересный фильм. Причем, в большей степени, он про немецкую молодежь, которая формировалась при Гитлере
Скажу так, одно дело, когда читаешь про это (например, Гвидо Кноппа "Дети Гитлера"), другое, когда тебе про это рассказывают те, кто это пережил, для кого это часть его детства и молодости. 
Они охотно вспоминают то время. И себя. В их рассказах чувствуется, что они гордились той Германией, считали себя ее частью. Готовы были жертвовать собой ради ее блага ... и ради фюрера. 
Теперь, спустя годы, они говорят, что ничего не знали о "окончательно решении еврейского вопроса", о концлагерях ... но признают, что доносили на "не правильных" соседей, предавали даже своих родных. Каются? Я этого не заметил в их рассказах. Скорее приняли, что они просто жертвы нацизма, жертвы его пропаганды. С этим и спокойно живут..."


источник

И еще из интернета: "Против памятников Сталину в первую очередь те люди, которые за памятники Власову."

Смердяков в фильме "Братья Карамазовы" - проповедник власовщины


---



---