среда, 11 апреля 2018 г.

Октябрь. Москва. И это не революция, а защита ее завоеваний в 1993-м.


Пишет Владимир Матвеевич Сидоров

Мятеж во имя Закона. IY Блокада.


Бой на Арбате



В субботу, 2 октября, полторы тысячи сторонников парламента начали в 12 часов митинг у входа в высотное здание МИДа на Смоленской площади.

Спустя полчаса участники митинга были "вытеснены" — то есть избиты обычным способом — и направлены на улицу Старый Арбат. 

По свидетельству "Ж", уже в первый момент этого обычного "вытеснения" отдельные манифестанты стали оказывать сопротивление. Но в целом инцидент так и остался бы одним из многочисленных подобных случаев, ставших характерными для Москвы после 27 сентября.
Но то, что произошло далее, вызвало буквально взрыв ярости у участников оппозиционного движения.
При всей чудовищной нелепости и неприменимости каких-либо кодексов поведения к случаям массовых избиений-"вытеснений" следует всё же признать, что свои неписанные правила отношений между бьющими омоновцами и избиваемыми манифестантами в Москве были выработаны. 

Например, наступающая цепь омоновцев обычно выбирала такой темп сближения с манифестантами, что шанс убежать оставался и у пожилых людей, не отличающихся спринтерскими качествами. "Вытеснение" всегда осуществлялось так, что у манифестантов всегда был путь для отступления и бегства. 

Неписаным правилом было и то, что "вытеснение" обычно не начиналось, пока собравшиеся манифестанты изображали из себя случайно собравшуюся толпу. 

Только когда в толпе появлялся оратор, начиналось скандирование лозунгов, когда собравшиеся таким образом становились участниками митинга, ОМОН приступал к "вытеснению”.


Действуя согласно этому неписаному правилу, "вытесненные" от входа в МИД собрались как обычная толпа у эстрады возле гастронома "Смоленский". 




Поскольку в этот день намечалось празднование 500-летия Арбата, у эстрады были и просто прохожие, наблюдавшие за приготовлениями музыкантов к концерту. 

По всем правилам московского кодекса "вытеснений" манифестанты получали здесь право на тайм-аут, прервать который речами ораторов или скандированием лозунгов никто не спешил.




Невзирая на это, собравшихся у эстрады совершенно внезапно атаковал отряд в пятнистой форме. Как потом говорили манифестанты, это был ОМОН из Свердловска

Внезапное нападение связывали также с фактом посещения Арбата Ельциным и Лужковым, которые действительно появлялись здесь в связи с праздником примерно за час до этой атаки.
Атака была не только внезапной, но и особо жестокой. Оглушительные вопли попавших под дубинки женщин заполнили всю горловину Старого Арбата. 

Ветеран уличной борьбы "Ж" увидел, как ударом дубинки был опрокинут на землю и убит пожилой человек на костылях. Видимо, этот же момент наблюдал и профессор Хорев, которому волею случая повезло оказаться в относительной безопасности: дело в том, что находившиеся здесь же постовые московской милиции при виде неспровоцированной атаки своих провинциальных коллег повели себя как при стихийном бедствии и часть людей прикрыли своей цепочкой. 

Большинство, включая Юрия О., оставались незащищёнными у эстрады. Здесь же Юрий, как он потом выразился, "ощутил всю силу демократии на своей макушке и кулем свалился между железных стоек эстрадного помоста". 

Очнувшись, он увидел, что арматура и деревянные части помоста разбираются манифестантами и пускаются в ход против атаковавших. Завязавшаяся ожесточённая схватка закончилась бегством пятнистых форм. Ветеран московской улицы "Ж" увидел в этом "перелом в поведении советского народа" и переход борьбы из пассивной формы в активную под девизом "Булыжник - оружие пролетариата".



Стычка немедленно вызвала появление сразу четырех баррикад: у здания МИДа, гастронома "Смоленский", двух близко расположенных баррикад у подземного перехода станции "Смоленская" Филевской линии метро. 

Московская милиция и ОМОН, словно извиняясь за провинциальных коллег, строительству баррикад не мешала и вообще в этот день к атакам не приступала. Если бы она это сделала, то натолкнулась бы на сопротивление самое ожесточённое. 

Вдоль баррикад пылали большие костры из деревянных ящиков и автопокрышек. На случай атаки были приготовлены булыжники, арматура и бутылки, заполненные бензином из баков подвернувшихся автомобилей.




К 18 часам "Ж", участвовавший в событиях с утра, поехал домой. Он вернулся на Арбат в 23 часа. Ситуация противостояния оставалась прежней. С той только разницей, что людей стало меньше, причём не только со стороны защитников баррикад. Поубавилось и омоновцев, милиционеров, солдат ВВ. Что касается "провинциальных" пятнистых форм, то те вообще после своего бегства не появлялись.
Покидая Арбат, уличная оппозиция чувствовала себя одержавшей моральную победу. Все ждали следующего дня. В отличие от дня минувшего, когда митинг на Смоленской площади возник почти стихийно, в воскресенье 3 октября участники оппозиционного движения наперёд знали, куда идти. Ведь ещё задолго до событий Виктором Анпиловым было намечено и объявлено вече на Октябрьской площади.
---

P.S.

А далее было это:









Социализм не рухнул. Его уничтожили силой денег и предательством.

---


---