воскресенье, 19 ноября 2017 г.

Прекрасный мир, который мы потеряли. Дмитрий Мыльников

"Тварный Мир".
Хорошая лекция.  (Познавательное ТВ)



Дмитрий Мыльников: Прекрасный мир, который мы потеряли. Биогенная цивилизация Земли была завоёвана технократической.

Выступление на Первой Челябинской конференции думающих людей 22 октября 2017.
ЖЖ Дмитрия Мыльникова: https://mylnikovdm.livejournal.com

Содержание:

0:00:49 - куда пропала прошлая цивилизация
0:02:57 - биогенная цивилизация Земли
0:06:28 - мусорная проблема
0:07:47 - металлы в живых организмах
0:09:55 - переход энергии в биогенной цивилизации
0:13:21 - паразитическая техногенная цивилизация
0:14:18 - энергетический кризис
0:16:36 - биологическая жизнь создана искусственно
0:22:54 - сколько правды в голливудской фантастике?
0:24:27 - проектирование животных и растений
0:27:32 - изменение физических условий на Земле
0:30:55 - ранее было более высокое давление
0:34:31 - самоорганизующаяся материя
0:39:22 - разумное Солнце
0:42:44 - бог делает эволюцию
0:44:57 - захват планеты технократической цивилизацией
0:47:52 - для чего нужно человечество?
0:50:25 - проигравший бог Земли
0:54:29 - реинкарнация и перерождение душ
0:53:25 - человек - командный контур биосферы планеты
0:55:22 - инопланетные технологии современной цивилизации
0:58:59 - биологический клеточный ядерный реактор
1:00:00 - галактический карантин Земли
1:01:56 - техногенный апокалипсис
1:03:05 - галактические войны
1:05:18 - клановые войны на Земле
1:08:27 - паразитарное капиталистическое общество
История пишется по заказу власти, история меняется политиками, история переписывается учёными. Настоящая история многократно искажена и переделана. 

---


---

суббота, 18 ноября 2017 г.

"...в Советском Союзе? Расскажите, как вам жилось?"

Автор - Сергей МАЛЬЦЕВ
РОССИЙСКИЙ ПИСАТЕЛЬ - газета Союза писателей России


Страна, которую мы потеряли.


На одной из улиц, как-то остановили меня два мальчика и неожиданно спросили: «Дядя, а вы жили в Советском Союзе? Расскажите, как вам жилось? А, то нам в школе говорят, что тогда было очень плохо, а знакомые взрослые говорят, что жилось хорошо. И мы не знаем, кому верить?».

Я предложил ребятам присесть на скамейку и часа два рассказывал о Советском Союзе. О заводах и фабриках, которые стабильно работали, о колхозных полях, где всегда колосилась пшеница и рожь. О бесплатных школах и институтах, бесплатных больницах и квартирах.
О пионерских лагерях, где весело и полезно для здоровья проводили время школьники. Рассказал и о бесплатных спортивных секциях, которые работали в каждом районе.
Затаив дыхание, слушали меня ребята.

«Дядя, а если такая хорошая была страна Советский Союз, как же вы позволили её разрушить?» - спросили мальчики.

«Народ обманули, - с горечью и болью ответил я.

- Нам пообещали еще лучшую жизнь, чем была, а мы из-за жадности и глупости поверили лжецам и предателям. Теперь локти кусаем...»

Один из мальчиков сказал: - «Даже не верится, что вы, обычный человек, в советское время могли слетать в Москву, чтобы посмотреть в театре спектакль!

А мои родители вкалывают с утра до вечера, но денег в семье вечно не хватает. В Москву мы никогда не летали, а в театр ходили лет пять назад...».

И на меня нахлынули воспоминания - я рассказал мальчикам, как в столовых на столе стояли бесплатные тарелки с хлебом – бери, сколько хочешь и кушай на здоровье! А, как интересно мы проводили отпуска!

Бывало так- вначале поедешь отдохнуть в Карпаты, потом оттуда летишь на Кавказ, по дороге домой заедешь на Черное море и лишь потом возвращаешься домой.

И зарплата позволяла так отдохнуть, и страна была другая – большая и дружная.
Верно подмечено, большое видится на расстоянии.

Уже прошли годы, как не стало нашей Родины – СССР, а страна, которую мы потеряли, всё явственнее и величественнее предстает перед нами.

Как седая мать, которую сын убил в пьяном кураже по непонятной причине. Теперь, в утреннем, тяжелом похмелье, сын начинает постигать страшный смысл содеянного. И до конца своих дней, образ матери будет являться ему с немым укором - что ж ты наделал, сынок?
Сгинули старые оракулы и пророки, оказавшиеся неприлично голыми перед насмешливым взглядом истории. А новых, как говорится, нет и не будет. По очень простой причине. Так эффективно построить такое сложное многонациональное государство, каким являлся СССР, как сделали это большевики, никому, и ни на каких иных принципах не удастся, даже применительно к его урезанному "правопреемнику" - эРэФии.

Сколько бы не золотили орлов и не придумывали бы замысловатых штандартов. Не тот уровень, не тот калибр, не та элита...

Где сейчас все эти витии и краснобаи, "специалисты" по экономике и межнациональным отношениям, властители дум и возмутители спокойствия, все эти солженицыны и сахаровы, старовойтовы и шмелевы, нуйкины и пияшевы? Иных уж нет, а те далече...

Такое впечатление, что они и сами сейчас не прочь зачеркнуть то свое перестроечное словотворение, миллионными тиражами утюжившее общественное сознание. Как-то хотел найти в Сети, хоть что-нибудь из публицистики того времени, но без успеха.

Бесследно исчезли и шмелевские "Авансы и долги", и "Где пышнее пироги" Ларисы Пияшевой, и прочие сочинения перестроечных сирен и трубадуров.

Советский Союз не был страной в традиционном смысле этого слова. Он был великой советской цивилизацией, материализацией Красного проекта, олицетворением мечты и надежды человечества.

Его право на существование было оплачено жизнями миллионов лучших сынов и дочерей отечества и не подвергалось никакому сомнению, с чьей бы то ни было стороны. Подходить к нему с мерками буржуазного права, значит продемонстрировать свой безнадежный местечковый провинциализм, полное непонимание его сути.

И его особый статус молчаливо признавался мировым сообществом. Советский Союз даже в ООН был единственной страной, имевшей три места, которую кроме собственно СССР, представляли еще Украина и Белоруссия.

Главным доводом так называемых "демократов" было утверждение, что СССР есть империя и, как и всякая другая империя, исторически обречена на исчезновение.

Это ложь, умышленный обман народа кучкой самозваных и, зачастую, небескорыстных "специалистов". Советский Союз никогда не был империей! Он был построен на совершенно иных идеологических принципах. На принципах пролетарского интернационализма.

И как бы не корежило это чей-то слух, Советский Союз был государством рабочих и крестьян.
Что находило свое отражение и в государственной символике в виде скрещенных серпа и молота, и в Конституции, законодательстве, и в господствующей общественной морали.

Партийная и хозяйственная бюрократия, при всей своей косности, вынуждена была руководствоваться интересами трудящихся классов. Правда, все более и более, не забывая при этом, свои собственные. При отсутствии оздоровляющей обратной связи, процесс разложения элиты зашел довольно далеко. И это не замедлило сказаться и на обществе.

Стала происходить трансформация общественного сознания в сторону индивидуализма, потребительства, личного успеха. А в этой системе координат, где мерилом всего становятся деньги, материальное благополучие, советская система явно уступала развитым странам Запада. Хотя, строго говоря, уступала не всем, и не во всем...

Когда в кранах есть практически даровая холодная и горячая вода, газ по 20 коп. в месяц, теплое жилье, электричество в розетке, бесплатное образование в голове, можно и пофантазировать на кухне про "скромное обаяние буржуазии", плюрализм и рыночные отношения. Кухонные мыслители не понимали, что они уже живут в самой свободной и процветающей стране мира.

Со всеми ее очередями и идиотскими дефицитами.

Это была свобода, недоступная западному обывателю.

Свобода от безысходности, от бесправия, от голода, от изнуряющей работы, от эксплуатации, от нищеты, от страха перед будущим. Раньше все это казалось само собой разумеющимся, незыблемым порядком вещей.

Нынешняя молодежь уже с трудом во все это верит. Система больше не устраивала "верхи" чем "низы".

Вполне допускаю, что большая часть элиты совершенно искренне хотела перемен к лучшему. В годы войны немцы с самолетов сбрасывали над расположением частей Красной армии листовки. Они являлись пропуском для беспрепятственной сдачи в плен.

Наверное, в них расписывались преимущества сытой и веселой жизни в лагерном бараке с салом и шнапсом, как альтернатива неизбежной гибели под немецкими бомбами на фронте. Но одно дело, когда подобную агитку противника поднимает не слишком грамотный солдат, и другое, когда эту листовку держит в руках генерал.

И не только держит, но и верит тому, что в ней написано.

И не только верит, но и организует сдачу доверенной ему армии врагу.

Так высшее руководство СССР, в силу своего невежества, некомпетентности, вопиющего дилетантизма, вопреки воле своих народов, выраженной на мартовском референдуме, и сдало нашу Родину.

После "победы демократии" в августе 91-го, первое, что вспоминаю, это истеричные вопли по телевизору про коммунистов, которые через Амур тысячами бегут в Китай.

Это прием уже не просто пропаганды, а сознательной информационной войны, применяемой для ошеломления и дезориентации противника на поле боя.

Это формирование новой реальности при помощи информационного оружия. Подобный прием повторился, когда после ельцинского мятежа в октябре 93-го сообщалось, что арестованных участников сопротивления "тысячами свозят на стадион", явно стараясь вызвать ассоциации с пиночетовским путчем 1973 года, и дать установку на желательное дальнейшее развитие событий.

Подобная "журналистика" весьма характерна для боевых операций американской армии, в частности в Ираке. Так что аналогия с немецкой листовкой не так уж и фантастична. На войне, как на войне...

Иногда, можно слышать что, дескать, в Советское время были очереди за колбасой по 20, 30 человек, a сейчас очередей нет. Да было. Было, зачем стоять.

Да если сейчас положить на прилавок ту советскую колбасу, то очередь была бы по 200 и 300 человек, а, то и более. Да сейчас очередей нет. Потому что колбасы нет. Разве это колбаса, если в ней нет мяса?

Тоже самое можно говорить и о других нынешних демократических продуктах, если их можно назвать продуктами, а не всеобщей отравой.

Советский Союз кормил своих граждан натуральными продуктами, пусть и с дефицитом
Советские люди жили по законам, где их интересы нигде и никогда не пересекались с деньгами и выгодой, кумирами их были не банкиры и дилеры, не брокеры и иже с ними.

Героями их были мужественные и сильные люди из поколения их отцов, из 20-х и 40-х годов.
Они равнялись на тех, кто строил Волховскую электростанцию и Днепрогэс, Магнитку, Комсомольск-на-Амуре, Новокузнецк, кто осваивал Сибирь и Дальний Восток, строил заводы и дома, кто выиграл страшную войну и освободил Европу от фашизма.

Конечно, все это прописные истины, но, к сожалению, они теперь напрочь забыты. Из истории нашей страны вычеркнуты семьдесят лет, семьдесят лет жизни советских людей, которых теперь можно сравнивать с «пылью» и называть «совками», хотя до сих пор Россия и все мы живем тем, что было создано поколениями 20-70-х годов.

Стыдно и страшно, что те, кто пинает прошлое нашей Родины, забыли, что все они родом из СССР, что все они хоть и бывшие, но советские люди, что история СССР – история их Родины, которая не бывает бывшей, что «совки» – это их деды и отцы, которые не продавались и не предавали, а были людьми чести и долга.

Стыдно за наш народ, который молча позволяет плевать в свое прошлое. Мы молчим, как будто и не было в нашей жизни 70 лет побед и строек, прекрасных песен и стихов, замечательных спортсменов и блестящих ученых, как будто не было нашей Родины – Советского Союза.

Мы забыли, что все, что мы имеем и чем пользуемся, досталось нам от Советского Союза: наше жилье, больницы, поликлиники, детские сады, школы, санатории, дома отдыха, пионерские лагеря, нефть, газ, электроэнергия...

И молча смотрим, как абрамовичи и прочие нагло проматывают наше наследство, достояние нашей страны, созданное трудом поколений 20-70-х годов.

Теперь у нас превыше всего – доллар, он и в сердце, и в глазах, все продается и распродается оптом и в розницу. Что ж удивляться тому, что о нашей истории рассказывают иностранцы: англичане, американцы, немцы (фильм «Враг у ворот» о Сталинградской битве; энциклопедия «Асы Сталина» о наших летчиках, защищавших небо Родины). Низкий поклон этим людям за их память и интерес к советской истории.

А моя особая благодарность английским журналистам Томасу Полаку и Кристоферу Шоурзу, составителям энциклопедии «Асы Сталина», за их огромный труд (в энциклопедии более тысячи имен советских летчиков). Именно в этой энциклопедии я нашла сведения о 127 ИАП Ленинградского фронта, где воевал и погиб родной мне человек.

Из этого полка названо девять фамилий. За первые четыре месяца Великой Отечественной войны шестеро из этих 9 сбили 38 самолетов, 2 – тараном; 38 фашистских самолетов не долетели до Ленинграда. И это только один полк и всего 6 летчиков-истребителей, мужеству и мастерству которых отдают дань английские журналисты.

А что же наши писатели, историки, журналисты?

Молчат. Табу на все 70 лет советской истории; или ничего, или только плохо.

Мне больно оттого, что исчезла моя Родина – Советский Союз, и это не ностальгия по дешевой колбасе, как модно сейчас определять суть прошлого.

Это ностальгия по той жизни, где милиция была без дубинок и черных масок, где не было стальных дверей с глазком и десятью запорами и решетками на окнах, где можно было гулять ночами, не боясь, что тебя ограбят или прибьют, где жизнь человека, хоть он и был «винтиком», что-то стоила.

Там, в той жизни, не расстреливали закон в центре столицы и не бомбили собственные города, не взрывали людей в театрах и метро, в электричках и собственных домах.

Там была уверенность в завтрашнем дне и в завтрашнем дне детей, там люди много смеялись, спорили, мечтали и не делились на людей кавказской, азиатской и прочей национальности, там двери дома были открыты для каждого.

Но... Но мы выбрали свой путь сами, отреклись от прошлого и предали своих отцов. А история и жизнь такого не прощают. Без прошлого нет будущего.

Сейчас, даже высшим руководством России признается, что разрушение СССР было крупнейшей геополитической катастрофой. Поубавилось любителей щегольнуть геростратовой славой своей причастности к Беловежскому сговору. Все вдруг, оказывается, были ярыми сторонниками сохранения Союза и если бы не ГКЧП, да не партократы, да не то, да не это...

Вся эта публика боится не восстановления Союза.

Она смертельно боится неотвратимого возмездия за содеянные государственные преступления. Ей не дает покоя страх предстать перед суровым судом народов и понести ответственность соразмерную содеянному.

Дамоклов меч, висящий над их головами, мешает нормальной праздной жизни отставных предателей. Председательствовать в фондах, читать "лекции" в университетах, красоваться в европейских салонах, пристраивать своих отпрысков к кормушкам.

Не знаю, как насчет ума или сердца, но насчет совести могу сказать определенно. Ее нет у людей, которых после разрушения своей страны не преследуют эти глаза седой матери, принявшей мученическую смерть от рук любимого сына, с немым вопросом – что ж ты наделал, сынок?

---


 ---

Еще раз про всемирный потоп в вашем дворе.

Такое глобальное явление никак не удается скрыть.




Здания, занесенные грунтом. Часть 18. Журнал sibved:
https://sibved.livejournal.com/266841... Источник.

https://clck.ru/CAdSz (сокращённая ссылка на источник)

---



---

пятница, 17 ноября 2017 г.

Конференции — самая удобная для шпионажа сторона научной жизни

Наука шпионажа: как ЦРУ тайно вербует учёных




Чтобы вербовать атомщиков из таких стран, как Иран и Северная Корея, и уговаривать их бежать в США, американские разведывательные службы регулярно направляют агентов на научные мероприятия — или даже организуют собственные подставные конференции.

Агент ЦРУ тихо постучал в дверь гостиничного номера. Выступления, дискуссии и ужин уже закончились, и участники конференции разошлись на ночлег. Прослушка и визуальное наблюдение показывали, что люди из Корпуса стражей Исламской революции, надзиравшие за ученым-атомщиком, легли спать, но сам он еще бодрствовал. И он был один в номере, когда открыл дверь.
По словам хорошо осведомленного источника, эту встречу, состоявшуюся около десяти лет назад, разведчики готовили несколько месяцев. Через подставную фирму они профинансировали и организовали конференцию в никак не связанном с ними международном научном центре, пригласили участников и внедрили своих людей в ряды обслуживающего персонала — все для того, чтобы завлечь атомщика из Ирана, на несколько минут отделить его от охранников и поговорить с ним один на один. В последний момент план едва не сорвался: ученый сменил гостиницу, потому что предложенный конференцией отель стоил на 75 долларов больше, чем иранцы были готовы потратить.
Чтобы продемонстрировать искренность и доброжелательность, агент приложил руку к сердцу. «Салам, хабиби, — сказал он. — Я из ЦРУ и хочу, чтобы вы улетели со мной в Соединенные Штаты». На лице иранца читалась смесь удивления, страха и любопытства. У агента уже был опыт работы с перебежчиками, поэтому он хорошо понимал, какие вопросы роились в голове ученого: Что будет с моей семьей? Как вы меня защитите? Где я буду жить и на что? Как я получу визу? Будет ли у меня время собрать вещи? Что будет, если я скажу «нет»?
Учёный уже открыл рот, чтобы что-то спросить, но собеседник прервал его: «Сначала возьмите ведерко для льда».
«Зачем?»
«Если ваши охранники проснутся, скажете им, что пошли за льдом».
***
Осуществляя, вероятно, самый смелый и сложный за свою историю план по вторжению в академический мир, ЦРУ тайно потратило миллионы долларов на организацию научных конференций в разных странах. Его целью было выманить иранских атомщиков из Ирана в более благоприятную среду, где представители разведки могли индивидуально поработать с ними и убедить сменить сторону. Другими словами, ведомство попыталось задержать развитие иранской ядерной программы, используя международный характер академической среды. Для этого оно было вынуждено прибегнуть к масштабному обману и ввести в заблуждение как структуры, проводившие эти конференции, так и ученых, которые на них выступали. Участники научных мероприятий даже не подозревали, что их задействовали в инсценировке, лишь симулирующей реальность. Можно спорить о том, насколько задачи национальной безопасности оправдывают такие манипуляции профессурой, однако не вызывает сомнения, что большинство ученых категорически не согласились бы с тем, что ЦРУ вправе использовать их как «болванчиков».
Конференции — самая удобная для шпионажа сторона научной жизни. 

Благодаря глобализации, этот социальный и интеллектуальный ритуал стал повсеместным явлением. Подобно турнирам по гольфу и теннису они проводятся везде, где климат достаточно благоприятен, — и точно так же привлекают успешную публику. Хотя ученые постоянно общаются друг с другом дистанционно, виртуальное общение не заменяет личных встреч, позволяющих завести полезные для работы связи, посмотреть на новые приборы и прочитать доклад, который позднее выйдет в сборнике. «Этим и привлекательны конференции, — писал английский романист Дэвид Лодж (David Lodge) в 1984 году в своей сатире на научную жизнь под названием „Мир тесен", — они позволяют совмещать полезное с приятным, то есть профессиональные занятия с туризмом, на деньги из чужого кармана. Написал статью — увидел мир» (цит. по пер. О. Е. Макаровой).
Важность конференции сейчас может измеряться не только количеством нобелевских лауреатов или преподавателей Оксфорда, которые в ней участвуют, но и количеством шпионов. Американские и иностранные разведчики тянутся к конференциям из тех же соображений, из которых армейские вербовщики тянутся к бедным районам: там больше всего добычи. Если в определенном университете может иметься всего пара профессоров, которые интересуют спецслужбы, то на правильной конференции — скажем, по беспилотникам или по ИГИЛ (организация, запрещенная в России, — прим. перев.) — их могут быть десятки.
«Каждая разведка в мире работает с конференциями, спонсирует конференции и ищет способы отправлять на конференции своих людей», — рассказал мне один бывший сотрудник ЦРУ.
«Вербовка это длительный процесс соблазнения, — утверждает старший научный сотрудник пражского Института международных исследований Марк Галеотти (Mark Galeotti), бывший специальный советник британского Министерства иностранных дел. — Сперва нужно оказаться на одной секции с объектом. Даже если вы просто обменяетесь парой ничего не значащих реплик, в следующий раз ты уже сможешь сказать: „Мы, кажется, виделись с Вами в Стамбуле?"»

ФБР предупредило в 2011 году американских ученых быть осторожными на конференциях, обрисовав такой сценарий: «Исследовательница неожиданно получает приглашение прислать тезисы на международную конференцию. Она отправляет их и получает приглашение. На конференции представитель принимающей стороны просит у нее презентацию, присоединяет флэшку к ее ноутбуку и незаметно скачивает с него все файлы и данные».
ФБР и ЦРУ тоже не оставляют конференции без внимания. По словам бывшего агента ФБР, на мероприятиях в США «иностранные разведчики охотятся за американцами, а мы охотимся за ними». ЦРУ работает с конференциями несколькими разными способами: оно направляет на них своих агентов, оно организует их через вашингтонские подставные компании, чтобы разведывательное сообщество могло приобщаться к научному знанию, и оно проводит фальшивые конференции, чтобы выходить на контакт с потенциальными перебежчиками из враждебных стран.
ЦРУ следит за предстоящими конференциями по всему миру и выявляет те, которые могут его заинтересовать. Предположим, в Пакистане проводится международная конференция по центрифугам. ЦРУ либо отправит туда своего агента под прикрытием, либо обратится к ученому, который в любом случае туда собирался, чтобы он написал отчет. Если оно узнает, что там был кто-то из иранских атомщиков, оно отметит его как потенциальный объект для вербовки на следующем мероприятии.
Разведданные, собранные на академических конференциях, могут влиять на политику.

Например, они помогли убедить администрацию Джорджа Буша-младшего в том, что Саддам Хусейн продолжал разрабатывать в Ираке оружие массового уничтожения (что, как оказалось, не соответствовало действительности). «Наши сотрудники и информаторы, разумеется, замечали, что иракские ученые, занимавшиеся химией, биологией и в меньшей степени ядерной физикой, продолжали появляться на международных симпозиумах, — писал в 2009 году в своих воспоминаниях бывший сотрудник ЦРУ Джон Кириаку (John Kiriakou), специализировавшийся на борьбе с терроризмом. — Они делали доклады, слушали чужие выступления, активно делали заметки и возвращались в Иорданию, откуда отправлялись по суше в Ирак».
Возможно, разведчики иногда делали неверные выводы, из-за того, что среди них было мало профессиональных химиков, биологов и ядерных физиков. Без профильного образования можно неправильно понять, о чем идет речь. Вдобавок у чужака выше вероятность попасться. На конференциях, проводящихся в Вене Международным агентством по ядерной энергии по таким темам, как изотопная гидрология и термоядерный синтез, шпионов присутствует, вероятно, больше, чем ученых, утверждает Джин Койл (Gene Coyle), работавший на ЦРУ с 1976 года по 2006 год: «Есть только одна маленькая проблема. Когда вы посылаете агента на такую конференцию, ему приходится поддерживать разговоры. А человеку с дипломом историка очень трудно прикидываться, специалистом по физике плазмы. Вдобавок, это очень маленький мирок. Если агент, например, скажет, что он работает в чикагском Институте Ферми, его сразу же спросят, как поживают Боб, Фред и Сьюзи».
Поэтому, по словам Койла, управление привлекает людей из научного мира через Сектор национальных ресурсов — свою тайную внутреннюю службу, «сотрудничающую» с множеством ученых. «Узнав, скажем, о подходящей конференции в Вене, они спрашивают у профессора Смита, будет ли он там».
«Смит может сказать: „Да, я туда собираюсь и потом сообщу вам, с кем я общался. Если столкнусь с каким-нибудь иранцем, не буду от него убегать"». Если он говорит, что с удовольствием поехал бы, но у университета нет на это средств, ЦРУ или ФБР могут ответить: «Хорошо, возможно, мы обеспечим Вам билет — в экономическом классе».
***
Вербовка ученого зачастую начинается с якобы случайной встречи — как говорят специалисты «первого контакта» — на конференции. Один бывший сотрудник ЦРУ — назовем его Р. — объяснил мне, как это работает.
«Я завербовал на конференциях кучу народа, — утверждает он. — У меня это хорошо получалось — но, впрочем, это и несложно».
В перерывах между заданиями он изучал список предстоящих конференций, выбирал одну из них и выяснял, кто из интересовавших его ученых участвовал в ней в предыдущие годы не меньше двух раз, а значит, вероятно, посетит ее снова. Затем он поручал стажерам из ЦРУ и Агентства национальной безопасности подготовить профиль объекта — где он учился, у кого и так далее. Потом он телеграфировал начальству, прося финансирование. Просьба должна была быть достаточно убедительной, чтобы управление выделило деньги, но при этом достаточно неубедительной, чтобы другие агенты, которые с ней ознакомятся и которые при этом находятся ближе к месту проведения конференции, не начали охоту за тем же самым объектом. [ Конкуренция среди безпринципных наемников ЦРУ ]
Затем Р. разрабатывал прикрытие. Обычно он изображал бизнесмена. Он придумывал название компании, сооружал стандартный сайт, печатал визитки, создавал для несуществующей компании документы, телефон и данные кредитки. Он также выбирал, каким из нескольких своих псевдонимов он будет пользоваться на этот раз.
Р. не был ученым и не мог с легкостью завязать разговор о гипотезе Римана. Поэтому он, понимая, что большинство ученых — интроверты и испытывают трудности с общением, обращался к объекту перед фуршетом: «Вы тоже не любите многолюдные мероприятия?» После этого Р. отходил в сторону. «Первый контакт должен быть мимолетным, — полагает он — Важно, чтобы твое лицо просто запомнилось». При этом никто не должен заметить такой контакт. Типичная ошибка новичка — завязывать разговор в присутствии людей, которые могут быть наблюдателями, приставленными к ученому властями его страны. Если они доложат об этом разговоре, безопасность объекта окажется под угрозой, а сам он не сможет — и не захочет — идти на дальнейшие контакты.
Остаток времени Р. «метался как сумасшедший», стараясь контактировать с ученым при каждой возможности. При каждом взаимодействии (на жаргоне ЦРУ они называются «временем при объекте» и учитываются при измерении эффективности работы) он старался завоевывать симпатии объекта. Этому помогала привычка хорошо готовиться к вербовке. Скажем, он говорил объекту, что читал восхитительную статью по такой-то теме, но не может вспомнить автора. Тот смущался и признавался, что это его статья.
Через пару дней Р. приглашал ученого пообедать или поужинать и закидывал удочку — говорил, что его компания крайне заинтересована в тематике, по которой работает объект, и хотела бы поддержать его работу. «Все знакомые мне ученые постоянно находятся в поисках грантов, чтобы финансировать свои исследования. Они только об этом и говорят», — утверждает он. Они обсуждали научный проект и сумму, которая варьировалась в зависимости от страны: «Для пакистанцев это обычно от 1000 до 5000 долларов, для корейцев — больше». После того, как профессор получает деньги от ЦРУ, он, даже если источник финансирования ему неизвестен, попадает в зависимость, потому что на родине разоблачение может поставить под угрозу его карьеру — а иногда и жизнь.
Научные конференции так притягивают разведчиков, что агенты ЦРУ едва ли не в первую очередь начали опасаться вмешательства коллег по управлению, выслеживающих ту же самую академическую добычу. «Мы наводняем подобные мероприятия», — замечает отставной цереушник, пишущий под псевдонимом Измаил Джонс (Ishmael Jones), в своей книге 2008 года под названием «Человеческий фактор: взгляд изнутри на неэффективную разведывательную культуру ЦРУ» («The Human Factor: Inside the CIA's Dysfunctional Intelligence Culture»).
Джонс пишет, что в 2005 году, придя на одну конференцию в Париже, которая показалась ему «подходящей кормушкой для разработчиков оружия, работающих на страны-изгои», он резко упал духом, когда заметил в зале двух других агентов ЦРУ (и по совместительству ученых). Это, впрочем, не помешало ему, стараясь не попадаться им на глаза, рыскать по помещению, рассматривать бейджи участников и выискивать «потенциальные источники информации», в идеале — из Северной Кореи, Ирана, Ливии, России или Китая.
«Меня удивляет, насколько велико открытое присутствие спецслужб на таких мероприятиях, — отмечает Карстен Гайер (Karsten Geier). — На каждом шагу натыкаешься на людей из аббревиатурных контор». С Гайером, отвечающим в германском внешнеполитическом ведомстве за политику в области кибербезопасности, мы общались на Шестой ежегодной международной конференции по кибервзаимодействию, которая проходила 26 апреля 2016 года в Джорджтаунском университете в Вашингтоне. На ней с программными докладами о противостоянии одному из главных вызовов 21 века — кибератакам — выступали руководители АНБ и ФБР. Предметы религиозного искусства, витражи и классические цитаты, украшающие Гэстоновский зал, в котором все это происходило, выглядели на этом фоне чем-то вроде тщательно разработанного прикрытия.
Среди докладчиков были бывший главный криптоаналитик из АНБ, бывший председатель Национального совета по разведке, заместитель директора итальянской службы безопасности и директор центра, проводящего засекреченные исследования для шведской разведки. Судя по бейджам участников (всего их было 700 человек), подавляющее большинство из них работали на американское правительство, иностранные посольства, подрядчиков, сотрудничающих со спецслужбами, и компании, производящие продукты, которые связаны с кибербезопасностью, — либо преподавали в университетах.
Вероятно, не все разведывательное присутствие было открытым. Официально на конференции были представлены 40 стран — от Бразилии до Маврикия, от Сербии до Шри-Ланки — но не Россия. Однако при этом в аудитории, на самой галерке, вертелся некий худощавый молодой человек с портфелем, прислушивавшийся к докладам. Бейджа у него не было. Я подошел к нему, представился и спросил, как его зовут. «Александр», — ответил он. Потом, помедлил и добавил: «Белоусов».
«Как вам конференция?»
«Не знаю, — ответил он, явно стараясь увильнуть от дальнейших расспросов. — Я из российского посольства, я не специалист, просто стараюсь понять».
Я вручил ему визитную карточку, но он отказался дать мне свою: «Я здесь всего месяц, мои карточки еще не напечатали».
Я не отставал и стал спрашивать его о его должности в посольстве (позднее оказалось, что в дипломатическом справочнике он указан как «второй секретарь»). В ответ он только посмотрел на часы: «Извините, мне пора».
***
Когда ЦРУ хочет знать мнение профессора Джона Бута (John Booth), ему звонят и спрашивают, не может ли он поучаствовать в конференции. При этом название ведомства отсутствует на официальном приглашении и в программе мероприятия, формальным спонсором которого выступает одна из вашингтонских компаний-подрядчиков.
Скрывая свою причастность, ЦРУ облегчает жизнь ученым. Это позволяет им указывать участие в конференциях в резюме, не оглашая при этом, что они фактически консультировали ЦРУ. Такая информация могла бы не только настроить против них часть коллег по науке, но и испортить их репутацию в странах, в которых они проводят исследования.
Бут, заслуженный профессор политологии Университета Северного Техаса, специализируется на изучении Латинской Америки. В этом регионе исторический опыт приучил чиновников с настороженностью относиться к ЦРУ. «Если ты намерен ездить в Латинскую Америку, очень важно, чтобы у тебя в биографии не было определенных вещей, — объяснял мне Бут в марте 2016 года. — Когда ты едешь на такую конференцию, даже если ее проводят спецслужбы или военные, в резюме это не отражается. Участникам нужен такой фиговый листик еще и потому, что в академических кругах по-прежнему сохраняются некоторые предубеждения. Например, на мероприятиях латиноамериканистов я не буду рассказывать, что недавно участвовал в организованной ЦРУ конференции».
ЦРУ проводит конференции по внешнеполитической проблематике, чтобы его аналитики, знакомые с засекреченной информацией, могли учиться у исследователей, которые видят картину в целом и знакомы с открытыми источниками. Профессорам обычно платят 1000 долларов в идее гонорара и компенсируют издержки. Сами мероприятия выглядят как обычная научная конференция с докладами и вопросами к докладчикам — за вычетом того, что многие участники (как можно предположить, аналитики ЦРУ) носят бейджи, на которых указано только имя.
Из десяти организованных спецслужбами конференций, в которых участвовал Бут — последняя из них проходила в 2015 году и была посвящена волне детей-беженцев из Центральной Америки, захлестнувшей США, — только две проводились непосредственно ЦРУ и Аппаратом директора национальной разведки [АДНР]. Остальными занималась компания Centra Technology Inc — одна из ведущих вашингтонских фирм-посредников («прокладок», как их еще называют), которые организуют конференции для ЦРУ.
ЦРУ обеспечивает Centra финансирование и сообщает, кого нужно пригласить. Сами мероприятия проходят в конференц-центре Centra в Арлингтоне, штат Виргиния. Как сообщается на сайте компании, это «идеальное место для конференций, встреч, игр и совместных мероприятий, проводимых нашими клиентами».
«Те, кто в теме, когда видят конференцию Centra, понимают, что речь идет о ЦРУ или об АДНР, — отмечает профессор международной политики Колумбийского университета Роберт Джервис (Robert Jervis), уже долгое время консультирующий ЦРУ. — Там понимают, что некоторым ученым полезно формальное прикрытие».
Centra, созданная в 1997 году, получила с тех пор больше 200 миллионов долларов по государственным контрактам, в том числе 40 миллионов долларов от ЦРУ за организационную поддержку — в частности, за отбор и редактирование засекреченных депеш для сенатского Комитета по разведке, пять лет изучавшего пыточную практику ведомства. В 2015 году в руководстве компании состояло множество отставных высокопоставленных разведчиков. Ее основатель и глава Гарольд Розенбаум (Harold Rosenbaum) был научно-техническим консультантом ЦРУ. Старший вице-президент Рик Богуски (Rick Bogusky) возглавлял корейский отдел в Разведывательном управлении Министерства обороны. Вице-президент по исследовательской работе Джеймс Харрис (James Harris) 22 года руководил аналитическими проектами ЦРУ. Директор по международной деятельности Пегги Лайонс (Peggy Lyons), долгое время была агентом ЦРУ, несколько раз командировалась в Восточную Азию, занимала административные посты в управлении. Дэвид Канин (David Kanin), директор по аналитической работе, 31 год проработал в ЦРУ аналитиком.


Политолог из Университета Индианы Сумит Гангули (Sumit Ganguly) выступал на нескольких конференциях Centra. «Все, кто сотрудничает с Centra, знают, что на самом деле они работают на американское правительство, — говорит он. — Если бы мероприятия проводило само ЦРУ, некоторых бы это нервировало. Что касается меня, я не стесняюсь этого перед коллегами. Если им что-то не нравится — их проблемы. Я — американский гражданин, и всегда готов дать своему правительству хороший совет».
По словам еще одного политолога, четыре раза делавшего доклады на мероприятиях Centra, ему говорили, что компания представляет неких неназванных «клиентов». Он понял, что речь идет об американских спецслужбах, только когда увидел в аудитории людей с бейджами без фамилий, с одними именами. Потом некоторых из них он встретил на другой академической конференции. Бейджей у них не было, и в программе они не фигурировали.
Centra старается маскировать свои связи с ЦРУ. В 2015 году она убрала со своего сайта биографии руководства. В числе «ведущих заказчиков» на сайте упомянуты Министерство внутренней безопасности, ФБР, Сухопутные силы и еще 16 федеральных государственных структур — но не ЦРУ. Когда я позвонил Розенбауму, и спросил его, проводит ли Centra конференции для ЦРУ, он ответил: «Вы не туда звоните. Мы не имеем к этому никакого отношения», — и повесил трубку.
Тогда я пришел в офис Centra, находящийся в Берлингтоне, штат Массачусетс, — северном пригороде Бостона. Он расположен на пятом этаже. В журнале регистрации всех посетителей просят указать гражданство и «тип визита» — секретный или несекретный. Секретарь из приемной привел директора по кадрам Дайан Колпиттс (Dianne Colpitts). Она вежливо меня выслушала, связалась с Розенбаумом, и сказала, что Centra не будет ничего комментировать. «Честно говоря, — добавила она, — наши заказчики предпочитают, чтобы мы не общались с прессой».
***
Для иранских ученых, бегущих на Запад, научные конференции превратились в современный аналог подземной железной дороги. ЦРУ этим активно пользуется. Как рассказал мне глава Института науки и международной безопасности Дэвид Олбрайт (David Albright), со времен президента Джорджа Буша-младшего правительство США ассигновало «неограниченные средства» на тайные операции по торможению иранских усилий, направленных на разработку ядерного оружия. В частности, ЦРУ организовало операцию «Утечка мозгов», целью которой было подталкивать ведущих иранских атомщиков бежать в Америку.
Как объяснял мне бывший сотрудник разведки, в самом Иране до ученых сложно было добраться, и поэтому ЦРУ заманивало их на конференции в дружественные и нейтральные страны. Управление, проконсультировавшись с израильтянами, выбирало объект для разработки. Затем оно организовывало конференцию в известном научном институте. Для этого использовалась «прокладка» — обычно какой-нибудь предприниматель, якобы выделявший на проведение мероприятия (за счет ЦРУ) сумму от 500 000 долларов до 2 миллионов долларов. Это мог быть владелец технологической компании — или разведка могла специально создать для него подставную компанию, чтобы его спонсорская поддержка не вызывала подозрений у института, который не должен был быть осведомлен о причастности ЦРУ. «Чем меньше знают ученые, тем безопаснее ситуация для всех», — утверждает бывший цереушник. «Прокладки» знали, что они работают на ЦРУ, но не знали целей работы — и управление использовало их только один раз.
Конференция должна была быть посвящена одному из имеющих мирное применение аспектов ядерной физики, а также соответствовать исследовательским интересам объекта. Иранские атомщики обычно одновременно работают в университетах. Как и любая профессура, они обожают поездки за чужой счет. Иранское правительство иногда позволяло им посещать конференции — пусть и под охраной, — чтобы они были в курсе новейших исследований и знакомились с поставщиками современной техники. Вдобавок это имело пропагандистское значение.
«С иранской точки зрения, безусловно, имело смысл посылать ученых на конференции по мирному использованию ядерной энергии», — заявил мне Ронен Бергман (Ronen Bergman). Бергман — известный израильский журналист — выпустил книгу «Тайная война с Ираном: 30 лет скрытой борьбы с самой опасной террористической державой в мире» («The Secret War With Iran: The 30-Year Clandestine Struggle Against the World's Most Dangerous Terrorist Power») и сейчас работает над историей израильской политической разведки — Моссада. «Им выгодно было говорить, что они направляют своих исследователей на конференции, чтобы потом использовать мирные технологии в мирных целях».
Агент ЦРУ, проводящий операцию, мог выдавать себя за студента, технического консультанта или представителя компании с выставочным стендом. Его первой задачей было избавить ученого от охранников. [ Помнится, как стонали советские ученые от тесной опеки КГБ за рубежом. Смешно. А они их просто спасали от предательства. ] Скажем, был случай, когда завербованный ЦРУ кухонный персонал отравил еду охранников средством, вызвавшим у них рвоту и диарею. Расчет был на то, что они отнесут болезнь на счет съеденного в самолете обеда или непривычной кухни. [ Ничто не мешает ЦРУ отравлять еду спортсменов и объявлять неугодных в приеме допинга. Бизнес ведь. ]
При некотором везении, у агента получалось застать объект в одиночестве на несколько минут и поговорить с ним. Обычно перед этим разведчик тщательно изучал иранца — читал досье и общался с «агентами доступа», непосредственно с ним контактировавшими. В итоге, если ученый сомневался, действительно ли с ЦРУ он имеет дело, разведчик мог сказать, что все о нем знает — и доказать это. Например, один агент заявил потенциальному перебежчику: «Я знаю, что у вас был рак, и вам удалили левое яичко».
Даже после того, как ученый соглашался сменить сторону, он мог передумать и сбежать. «Его приходилось постоянно вербовать, снова и снова», — объясняет бывший агент разведки. Даже когда он уже сидел в машине, едущей в аэропорт, а ЦРУ совместно с союзными разведслужбами организовывало визу и билеты. ЦРУ также прилагало все усилия, чтобы вывезти в США его жену и детей — но не любовницу, как потребовал один из перебежчиков. Управление обеспечивало его и его семью жильем и определенными долгосрочными льготами — в частности, платило за высшее образование его детей.


Как рассказал мне компетентный источник из числа бывших сотрудников ЦРУ, в США — через конференции и не только — бежало достаточно ученых, чтобы серьезно затормозить иранскую ядерную программу. По его словам, инженер, строивший для иранцев центрифуги, согласился бежать при одном условии: что ему позволят защитить диссертацию в Массачусетском технологическом институте. К несчастью, ЦРУ вывезло его из Ирана без документов — в том числе и без дипломов. Поэтому сначала МТИ, а затем и ЦРУ ему отказали. Однако в итоге агентство настояло на своем, и знаменитый инженерный ВУЗ согласился пойти навстречу разведчикам и отменить формальности. Чтобы проэкзаменовать перебежчика, была собрана группа профессоров с разных кафедр. Он блестяще сдал устный экзамен, был принят в аспирантуру и защитился.
Администрация МТИ утверждает, что ничего об этом не знает. «Ничего подобного даже не слышал», — заявил мне заведующий кафедрой машиностроения Ган Чэнь (Gang Chen). Тем не менее, два источника в академических кругах подтвердили достоверность этой истории в ключевых моментах. Профессор нефтепромыслового дела в Университете Южной Калифорнии Мухаммад Сахими (Muhammad Sahimi), который занимается изучением иранской политики в ядерной отрасли, сообщил, что некий перебежчик, работавший в иранской ядерной программе, защитил в МТИ диссертацию по машиностроению. Профессор машиностроения из МТИ Тимоти Гутовски (Timothy Gutowski), в свою очередь, рассказывал: «В нашей лаборатории работал один парень. Однажды мне стало известно, что в Иране он имел дело с центрифугами, и я задумался, как же он у нас оказался».
В связи с тем, что в 2015 году Иран согласился ограничить — в обмен на отмену международных санкций — разработку ядерного оружия, вопрос вербовки перебежчиков из иранской ядерной программы отчасти утратил значимость для американской разведки. Однако если президент Трамп откажется от этой сделки, которую он осудил в своей сентябрьской речи на Генеральной ассамблее ООН, или решит ее пересмотреть, ЦРУ вновь может снова заняться тайной охотой на видных иранских атомщиков с помощью инсценированных конференций.
Это отредактированный отрывок из книги Дэниела Голдена «Шпионаж в высшей школе: как ЦРУ, ФБР и иностранные разведки тайно используют американские университеты» («Spy Schools: How the CIA, FBI, and Foreign Intelligence Secretly Exploit America's Universities»), выходящей 1 ноября в издательстве Henry Holt.


источник


Ниже настоятельно рекомендую небольшую лекцию. Доходчиво.

М.В.Попов. 01. Политика. (Курс ПССТК, 2017-2018).





---



---

четверг, 16 ноября 2017 г.

Нищие духом музыканты СССР.

Небольшая цитата из блога от egor_23.

Как бы принято сейчас считать, что советские артисты и музыканты жили при социализме плохо, тяжело, в нищете и заботах о сортах колбасы и джинсах. Так ли это было на самом деле? Смотрим.

Цитата из статьи:

Всё про культуру-мультуру и творческие душонки...



Экономика тормозит? СССР виноват, а значит наши дедушки и бабушки жили не так, включая и Вашего покорного слугу.

Так нажили, что более 20 лет наша власть разрушает то, что сделано не верно. Ничего себе наделали лишнего!

Ну а на сцене гении мученичества СССР, которые ваяли не смотря на...

"Машина времени" из СССР


А что им правда надо было?

Вы от них услышали что-то кроме некой свободы творчества и некой свободы?

Это ведь не важно что человек не пошел на трактор в колхоз, что не кинулся в глухую школу с учительским задором, где нет дорог и которые предстоит ему же и строить... словом!

Нет же... их не понимали ибо душа у них ранимая!
Где доказательства ранимости души? А их и не требуется. Принимать сие надо на веру, ибо перед тобой нытик и слюнтяй коли о ранимости талдычит каждый раз... впрочем нытики и слюнтяи ныне в цене, как и всегда были в той самой среде, где как раз и живет то самое стукачество в отличии от реальной борьбы со злом...

Как там у Макаревича?
Только вот сам Подгородецкий взял и написал некие воспоминания:

П.Подгородецкий


 " На третий год моего пребывания в хоре я отправился в Италию. Там в городе Ареццо ежегодно проводится конкурс хоров в нескольких категориях – мужские, женские, детские, смешанные и народные.

В основном туда ездили хоры из Прибалтики, но выше третьего места они не поднимались. И вот в 75-м году посылают наш коллектив.

Параллельно проходит еще конкурс произведений для хоров, и те произведения, которые занимают там первые места, являются на следующий год обязательными для исполнения в рамках конкурсной программы. Они высылаются всем за 3 месяца до конкурса.

Это была первая поездка. У нас – сплошная серость, расцвет застоя, а там август месяц, девки ходят все в прозрачных блузках – я чуть башку себе не свернул, порнуха на каждом углу – и это в 18 лет!!! Тогда!!!"

В общем сами читайте...

"я вел несколько ВИА, каждый из которых по 80 рублей платил, а еще 60 я получал в училище, а если прибавить деньги, зарабатываемые на замене в кабаках, то получалось до 500 рублей в месяц. Так зарабатывали, скажем, профессора.

Я ездил на такси, ходил в рестораны – в общем, пожинал плоды…"

Ну и наконец такое:

- "Надо сказать, что и при советской власти артистам удавалось зарабатывать приличные деньги. Способов дополнительного заработка было достаточно много... К примеру, я получал авторские всего-то за музыку «Ах, что за луна!» и часть музыки «Поворота» и «Скачек». И составляло это порядка тысячи двухсот – тысячи пятисот рублей в месяц. В случае Макаревича эту цифру можно было смело умножать на 10, 20 или 50 – в зависимости от того, насколько популярны были в то время наши песни.

Но и мы не жаловались, поскольку от концертной деятельности получали примерно по тысяче в месяц...

Мы постоянно сидели в ресторанах и барах, но деньги все равно не кончались.

Самым любимым «дневным» местом для нас был ресторан «Пекин» В то время это было заведение с адаптированной под российские желудки северокитайской кухней, многие блюда из которой до сих пор вспоминаются нами с ностальгией. Обычное меню того времени – это маринованная капуста, утиные яйца сунхуа с имбирем, кунжутным маслом и соевым соусом, кисло-сладкая свинина (нарезка нежнейшего мяса в густом кисло-сладком соусе), пельмени (с фаршем из свинины, креветок, курицы и капусты) и вырезка в тесте, в просторечии именовавшаяся «кусочки».

Обычно к этому бралась бутылка водки или, чтобы выпендриться, скажем, перед девушкой, бутылка китайского вина «Тунхуа». Самое интересное, что стоило все это великолепие примерно семь-восемь рублей на человека, а порции были весьма солидными. Потом, с течением времени, порции стали уменьшаться, а стоимость – расти. Так продолжалось до 1985 года, когда «Пекин» закрыли на реконструкцию"

Ясно почему рухнул СССР?

"Любимых нашей группой баров было тоже два: «Охотник» на Тверской и «У Никитских ворот» напротив ТАССа. Основным достоинством последнего было постоянное наличие импортных напитков: виски, рома, мартини и пр. Закуска была элементарной: говядина на гриле и рулет с брусникой. Ходили туда в принципе не есть и даже не пить, а общаться. Там все время были одни и те же люди, все друг друга знали, а бдительные швейцары следили за тем, чтобы посторонних не было. Это было своего рода прообразом закрытого клуба. Там были музыканты, артисты, дети и внуки известных чиновников, спортсмены.. Круг общения был постоянным и достаточно интересным.

Бар «Охотник» находился на улице Горького прямо напротив дома, где жила Пугачева.

Иногда она, одетая по-домашнему, под ругань водителей перебегала через забитую машинами проезжую часть и садилась в баре выпить чашечку кофе.

Мы, бывало, просиживали там по нескольку часов, особенно Саша Кутиков. Пили коньяк или виски, ели бутерброды с икрой. Если хотелось пообедать, то шли или в «Пекин», или в кафе рядом с баром. Там любили бывать хоккеисты ЦСКА, пловцы из сборной СССР, Алексеич и прочие известные люди.

А еще в те времена гремел Центральный дом туриста, вернее варьете, расположенное на 33 этаже. Там играли Кузьмин с Барыкиным, затем Лешка Белов (Байт), пели Людка Барыкина и Оксанка, которой, кстати, Макаревич посвятил песню «Варьете».."

НУ И НАКОНЕЦ

- "Любопытная история была связана с отмечанием премьеры фильма «Душа», которое проводилось дома у Макара.

Дело в том, что его соседкой снизу была престарелая учительница географии. Как только она слышала шум сверху, она тут же вызывала милицию.

Приезжал наряд, шел к Макаревичу, тот открывал дверь, давал им кассету с записью или плакат, и они мирно шли дальше.

А бабушка продолжала звонить. Более того, она вызнала телефон Андрея и при случае позванивала ему.

Он даже хотел подложить ей подлянку, приехав в школу, где она работала, и рассказав ее ученикам о недостойном поведении учительницы.

В общем, в самый разгар праздника по звонку бдительной соседки прибыла группа «мальчиков по вызову». Каково было их удивление, когда им открыла дверь София Ротару!

Затем из-за ее плеча показался Миша Боярский, любезно пригласивший их присоединиться к выпивону, а дальше подтянулся Ролан Быков.

В общем, ребята ушли оттуда в шоке.

Кстати, закончилась история с учительницей года через четыре. Все эти годы она позванивала Макару и делилась с ним впечатлениями от критических статей в адрес «Машины» и его лично. А затем «Машину времени» стали чуть ли не каждый день показывать по ТВ.

Все! Бабушка сломалась. Ни одного звонка, ни звука, только, встречая Макаревича на улице, она норовила перейти на другую сторону..."

Подгородецкий не солгал, ибо его надо знать и проследить его биографию....настоящий хулиган рока!


источник

---



---

вторник, 14 ноября 2017 г.

Древние языки пробрались в современные языки. Тюркские приобретения?


Теория от Гахрамана Гумбатова (qahraman47) :

Общетюркская лексика, заимствованная в нетюркские языки.

Лингвисты утверждают, что заимствование новых слов и понятий происходит тогда, когда появляется необходимость использования новых, еще не освоенных в этом языке слов и понятий, которые не могут быть выражены средствами данного языка.

По мнению учёных, для того, чтобы локализовать историческую прародину древних тюрков, необходимы поиски следов их древних языковых контактов с представителями других языковых семей. Считается, что следы подобных контактов, возможны при условии лишь близкого соседства этих народов, а также то, что чем больше схожих слов, то тем больше длился период языковых контактов.

Общеизвестно, что древние тюрки, входя в контакты с соседними народами передавали им свой опыт одомашнивания животных, а также культивации растений. Об этом свидетельствуют древнетюркские слова в современных финно-угорских, восточнославянских, иранских, кавказских и монгольских языках.

Известный российский учёный начала 20 века И. Н. Смирнов в статье «О волжских болгарах-чувашах» писал: «Рассмотрение заимствованных черемисами (марийцами - Г.Г.) у чуваш слов показывает, что культурное воздействие тюркских народов на черемис было громадно. Под тюркским влиянием у черемис создался переход от охотничьей жизни к скотоводству и земледелию».(85)

Российский исследователь Г.А.Дегтярев пишет: «Предки современных мари, удмуртов, коми и мордвы жили в лесах и много занимались звероловством, а также рыболовством. Этим, видимо, следует объяснить тот факт, что марийский язык не дал чувашскому ни одного термина из области земледелия и животноводства». (76)

Необходимо отметить, что ученые (X. Паасонен, В. Вихман, А. М. Рясянен, Б. Мункачи, 3.Гомбоц, А. Рона-Таш, В. Г. Егоров, М. Р. Федотов, Н. И. Ашмарин, И. Г. Добродомов и др.) обнаружили в марийском языке около 1500 древнетюркских слов, в венгерском - около 600, в удмуртском - 500, мордовском – более 100, в коми - свыше 300. (86)

О длительном контакте древних тюрков и с финно-угорскими народам пишет также известный российский лингвист Никонов. В. А.: «Космонимы – названия космических объектов… Они могут многое рассказать о прежних передвижениях народов и их связях.

Как по-разному увидели различные народы один и тот же космический объект, показывают названия Млечного пути. Для одних он – Лыжный след, для других – Серебряная река… При таком многообразии названий (даже в пределах одного языка называют по-разному) случайное совпадение названий его у соседних народов невероятно.

А в Поволжье не у двух и не у трех, а у большинства народов-соседей названия Млечного пути семантически однородны. Тюркские: татарское Киек каз юлы 'диких гусей путь', башкирское Каз юлы и чувашское Хуркайнак суле – с тем же этимологическим значением; финно-угорские; марийское Кайыккомбо корно – то же, эрзянское и мокшанское Каргонь ки 'журавлиный путь', у мокши также и Нармонь ки 'птичий путь'.

Легко предположить, что соседи переняли космонимы друг у друга. Чтобы определить, у кого из них оно исконно, нужно выяснить, как называется Млечный путь в родственных им языках. Тут ждет неожиданность. У финнов-суоми Linnunrata, у эстонцев Linnunree тоже значили «птичий путь»; оно сохранилось у коми и в диалектах мансийского языка; у венгров после их переселения на Дунай оно еще держалось несколько столетий. В тюркских языках названия с тем же значением известны у казахов, киргизов, туркмен. Обнаружилось поразительное единство от финнов Балтики до киргизов Тянь-Шаня, которые нигде не соприкасались. Значит, далекие предки и тюркских, и финно-угорских народов либо произошли от одного источника, либо в тесном длительном контакте обитали рядом». (87)

Особое место среди заимствованных слов принадлежит древнетюркскому слову хмель- др. тюркский М. Кашгари- qumlaq. В словаре М.Р. Фасмера об этом слове написано следующее: «хмель - болг. хмел, хме́лът сербохорв. хме̏љ, род. п. хмѐља, чак. хме́љ, род. п. хмеља̏ ,словен. hmèlj, род. п. hmélja, чеш. chmel, слвц. сhmеl᾽, польск. chmiel – то же, росhmiеl, в.-луж. khmjel, н.-луж. chḿel, полаб. chmel. Реконструируют праслав. *хъmеlь ввиду ср.-греч. χούμελι "хмель" (с XIII в.).
Источник этих слов ищут на Востоке, ссылаясь при этом на работу Р. Коберта "Hist.Stud. аus d. Pharmakol.", согласно которой хмель для пивоварения используют впервые вост. финны и татарские племена и лишь с началом переселения народов его стали использовать на Западе.

В качестве вост. источника принимается в расчет волжскобулг. *хumlaɣ, чув. χǝ̂mla, "хмель", откуда заимств. венг. komló – то же. Из тюрк. происходит и манси kumliʌχ… Если приписывать распространение этого слова на Западе (напр., др.-исл. humli, humla, humall, англос. hуmеlе, ср.-лат. humulus "хмель", уже в VIII в.) славянам, то в таком случае масштабы распространения по меньшей мере необычны. Заимствование слав. хъmеlь и ср.-нж.-нем. homele "хмель" из манси полностью исключается.

Возникает вопрос, не правы ли те исследователи, которые отделяют герм. слова от тюрк. и ищут происхождение др.-исл. humli, англос. hуmеlе, ср.-нж.-нем. homele в герм.; ср. нов.-в.-н. hummeln "шарить, ощупывать". Из герм. в таком случае происходят ср.-лат. humulus, франц. houblon, фин. humala, слав. *хъmеlь. Неприемлемы попытки объяснить слав. хъmеlь как заимств. из авест. hаōmа-, ср. др.-инд. sōma- "растение сома и опьяняющий напиток из него". Фин. происхождение исключено, вопреки Брюкнеру, точно так же, как и кавказское или исконнославянское, вопреки Ильинскому». Необходимо отметить, что впервые хмель упоминается в Ипатьевской летописи в 1292 году: "..И сотвори мир Владимир с болгары и реша болгаре толи не буде мира межи нами или же камень начнет плавати, а хмель грязнути (тонуть) и приде Владимир в Киев".(22)

Древнерусское – хмель

Общеславянское – chmelj.

Латинское – humulus.

Украинское – хмiль.

Белорусское и сербское – хмель.

Словенское – hmelj.

Чешское – chmel.

Словацкое – chmel.

Хорватское - hmelj.



Итак, лингвистические данные дают нам возможность предполагать, что самые ранние контакты между древнетюркскими финно-угорскими языками, видимо, происходили в начале III тыс. до н.э. в степях к северу от Черного и Каспийскими морями.

Необходимо отметить, что особо сильному воздействию тюркских языков (огузский, азербайджанский, турецкий) подверглись южнокавказские соседи тюрков-армяне. Известный армянский писатель Х.Абовян в романе «Раны Армении» пишет: «Да вот хотя бы тюркский язык: сами тюрки на нем не пишут, а только говорят. А между тем наш народ настолько вошел во вкус их языка, что песни, сказки, пословицы — все у нас по-тюркски, а не по-нашему — и это лишь потому, что образовалась привычка……Народ [армянский] усвоил огромное количество тюркских слов и пользуется ими поныне… В разговорной речи наш народ употребляет не только отдельные слова по-азербайджански, но и предложения целиком…У нас, в новом языке, половина слов тюркские или персидские». 205

В пояснении иностранных слов к книге «Раны Армении» дано название больше 50 тюркских слов. Вот некоторые из них:

«Абаси — двугривенный.

Ага — барин, господин.

Агалары — тюркские дворяне.

Алани — сушеный персик ореховой начинкой.

Аллахсахласын — да хранит тебя бог.

Архалук — верхняя мужская одежда.

Ахунд — магометанское духовное лицо.

Ашуг — народный певец.

Баяти — жанр популярной народной песни.

Бозбаш — жидкое блюдо из баранины или говядины.

Бухар — камин.

Бек — бей.

Зурначи — музыкант, играющий на зурне.

Игит — удалец.

Каблу-плов — плов, приправленный медом и сухими фруктами.

Каурма — жареное мясо, обычно заготовляемое на зиму.

Капа — род верхней одежды.

Кюфта — шарики из рубленого мяса, сваренные в рисовом супе.

Кяманча — струнный смычковый музыкальный инструмент.

Лаваш — род хлеба

Лачак — белая косынка.

Нукер — слуга.

Ошмаг — часть головного убора, закрывающая рот и частично нос.

Палан — вьючное седло обычно для ослов.

Саз — струнный музыкальный инструмент.

Сазандар — восточный музыкант.

Саку — жилая комната при хлеве

Сараскир — главнокомандующий войсками или военным округом.

Таракяма — тюркское кочевое племя.

Толма — голубцы из виноградных или капустных листьев.

Тондир — печь для выпечки хлеба (лаваша), врытая в земли.

Хурджин — переметная сума.

Шал — домотканная шерстяная материя.

Шилаплав — баранина с рисом.

Юзбаши — сотник, сельский старшина.



Х.Абовян в книге часто использует тюркские (азербайджанские поговорки):

«Билана бир, билмнана бин» — сказал тюрк (Разумеющему—раз скажи, неразумеющему—тысячу раз).

«Кэшиш бэла иш!» (Поп — а что делает!).

«Мян ага, сян ага, бяс бизим дэнлимизи ким уютсун». (И ты господин, и я господин, а делами кто займётся.)

«Дейирлер дели денизе бир даш атды, йуз агыллы устюне токюлдю, чыхарда билмяди»
(Сумашедший в море камень забросил, а 100 умников не смогли его вытащить»).
«Кехня малын гиймяти олмаз». (Старьё ничего не стоит)
«Чыраг оз дибиня ишыг салар» (Лампа светит только вокруг себя).

«Бир гёранда — йолдаш, икки геранда гардаш». (Раз свидишься — товарищем станешь, два раза свидишься — братом станешь).

«Эла мусульман олубсуз, ки атанызын хачыны танымирсыз?» (Неужто до того вы омусульманились, что и крест отцов своих не признаете?).» (205)

Наш вывод о переднеазиатско-кавказской прародине древних тюрков подтверждают также многочисленные заимствования из древнетюркского языка в языки кавказских (удинский, лезгинский), иранских (персидский, курдский, талышский, татский, горно-еврейский, гилянский, таджикский, осетинский), восточнославянских (польский, русский, украинский) и других европейских и ближневосточных народов:

Бык.

др. тюркский М. Кашгари- buqa,

русск.- buqay, польск.- buhay,

венгр.- bika,

удин.- buqa, лезг.- buğa,

тат.- boqe, осетин.- boq,

перс.- boqe,

монг.- bux, маньчж.-тунг.- buqa;

Баран.

др. тюркский М. Кашгари- qoç,

венгр.- kos,

удин.- koç,

талыш.- quç, тат.- quç, горск. евр.- quç,

перс.- quç, курд.- koç, гилян.- quç, тадж.- kuşkar,

монг.- xuç, маньчж.-тунг.- xuse;

Верблюд.

др. тюркский М. Кашгари- tevä,

венгр.- teve, марий.- tüe,

талыш.- dəvə, горск. евр.- dəvə, осетин.- teva,

лезг.- deve,

гилян.- qevə,

монг.- temee, маньчж.-тунг.- temeğeen;

Мул.

др. тюркский М. Кашгари- qatır,

удин.- katır,

талыш.- qatı, тат.- katır,

перс.- qater, курд.- kantır, гилян.- qater, тадж.- xaçir;

Kозел.

др. тюркский М. Кашгари- tekä,

марий.- taqa (баран),

талыш.- təkə, тат.- təkə,

перс.- təkke,

монг.- teke, маньчж.-тунг.- texe;

Коза.

др. тюркский М. Кашгари- keçi,

русск.- koza, польск.- koza,

венгр.- keçke, марий.- kaza,

горск. евр.- kəçi;

Вол.

др. тюркский М. Кашгари- öküz,

венгр.- ökör,

горск. евр.- üküz,

монг.- üxər, маньчж.-тунг.- hukur;

Теленок.

др. тюркский М. Кашгари- buzaγu,

венгр.- borju, марий.- preze,

монг.- biraqu;

Корова.

др. тюркский М. Кашгари- inäk,

венгр.- ünö,

монг.- ünəə, маньчж.-тунг.- inak;

Овца.

др. тюркский М. Кашгари- qoyun,

монг.- xon, маньчж.-тунг.- xonin;

Ягнёнок (до полугода).

др. тюркский М. Кашгари- toğlı,

венгр.- toklyo,

тат.- tukli;

Козленок.

др. тюркский М. Кашгари- oqlak,

венгр.- ollo;

Лев.

др. тюркский М. Кашгари- arslan,

венгр.- oroslan,

удин.- aslan,

монг.- arslan;

Барсук.

др. тюркский М. Кашгари- borsuq,

русск.- barsuk, польск.- borsuk,

венгр.- borts,

талыш.- porsoq, тат.- porsuq,

перс.- borsuq, курд.- parsuk;

Бобр.

др. тюркский М. Кашгари- qunduz,

венгр.- hod, марий.- undır,

перс.- qonduz (соболь), тадж.- kunduz;

Мышь.

др. тюркский М. Кашгари- sïčqan,

венгр.- çiçkanu;

Лягушка.

др. тюркский М. Кашгари- baqa,

венгр.- beka,

горск. евр.- bəq,

монг.- bax;

Гусь.

др. тюркский М. Кашгари- qaz,

русск.- гус, польск.- gęś,

удин.- каз, лезг.- газ,

талыш.- каз, тат.- газ, горск. евр.- гоз,

перс.- газ, курд.- каз, гилян.- газ, тадж.- гоз;

Утка.

др. тюркский М. Кашгари- ördäk,

удин.- ордай, лезг.- црдег,

горск. евр.- црдяг,

перс.- ордяк, курд.- вердек, тадж.- урдак;

Журавль.

др. тюркский М. Кашгари- turna,

венгр.- дару, марий.- тырнйа,

талыш.- турна, горск. евр.- дурна,

перс.- дорна;

Сокол.

др. тюркский М. Кашгари- lačïn,

осетин.- latsin,

монг.- начин;

Жаворонок.

др. тюркский М. Кашгари- torïγa,

марий.- турий,

перс.- торге;

Ворона.

др. тюркский М. Кашгари- qarγa,

русск.- карга,

марий.- korak,

Пшеница.

др. тюркский М. Кашгари- buγday,

венгр.- buza,

монг.- budaa;

Ячмень.

др. тюркский М. Кашгари- arpa,

венгр.- arpa,

монг.- arvay;

Просо.

др. тюркский М. Кашгари- tarïq,


венгр.- dara (крупа), марий.- tar (просо);

Виноград.

др. тюркский М. Кашгари- üzüm,

русск.- izyum (сушенный виноград),

венгр.- szülüszem,

монг.- uzem,

Яблоко.

др. тюркский М. Кашгари- alma,

венгр.- alma, марий.- olma,

монг.- alim;

Конопля.

др. тюркский М. Кашгари- kendir,

русск.- kendır,

венгр.- kender,

монг.- kendir”

Камыш.

др. тюркский М. Кашгари- qamïş,

русск.- kamış,

марий.- amij;

Хмель.

др. тюркский М. Кашгари- qumlaq,

русск.- xmel, польск.- xmiel,

венгр.- komlo,

осетин.- xumallaq;

Клевер.

др. тюркский М. Кашгари- yorınça,

удин.- yonça,

тат.- yonça,

перс.- yonça, курд.- onçe, тадж.- yunuçka;

Трудно предположить, что до прихода потомков тюрков вышеуказанная фауна и флора в языке угорских, славянских, иранских и кавказских народов оставались безымянными до появления в Восточной Европе потомков тюркютов, или же эти народы после контактов со средневековыми тюркскими народами сами почему-то отказались от старых славянских, угорских, иранских и кавказских названий.

Как известно, Дж.Клоусон, Г.Дёрфер, А.М.Щербак отрицали существование алтайской языковой общности. Во всех своих работах они писали о том, что тюркские, монгольские и тунгусские языки не являются генетически родственными и не восходят к общему языку-предку. По мнению этих ученых, наблюдаемые между этими языками лексические и морфологические сходства являются следствием разновременных заимствований, имевших место по причине интенсивных этнокультурных контактов между представителями различных групп изначально разных языковых семей.

В последние годы этой проблемы несколько раз коснулся лучший российский специалист по тюркским и монгольским языкам В. И. Рассадин. Например, в статье «О тюркском влиянии на развитие монгольских языков» он пишет: «В связи с тем, что взаимодействие тюркских и монгольских языков уходит своими корнями в глубокую древность, в монгольских языках имеется великое множество различных элементов, причем как лексических, так и грамматических, носящих по всем критериям явный тюркский характер. При этом по определенным признакам все тюркизмы современных монгольских языков (пока мы рассматриваем здесь лишь лексические заимствования) по временнóй стратификации распадаются на древние, средневековые и современные. В отношении дистрибуции по языкам они делятся на общемонгольские, ареальные и относящиеся к отдельным монгольским языкам.

В современных монгольских языках выявилось немало слов явно тюркского происхождения, носящих общемонгольский характер. Они проникли в монгольские языки еще на уровне общемонгольского праязыка и представлены во всех монгольских языках…Явно тюркская по происхождению лексика, заимствованная из различных тюркских языков, проникала в монгольские языки в разные исторические эпохи, начиная с глубокой древности». А в статье «О тюркском влиянии на сложение комплекса скотоводческой лексики монгольских языков» он пишет: «Специалистами по этимологии тюркских языков убедительно доказано, что все видовые и половозраст­ные названия пяти видов скота (лошадь, крупный рогатый скот, верблюд, козыа и овца – Г. Г.), традиционно разводимые тюрками и представленные как в древнетюркском языке, так и в современных, унаследованы языками - потомками от обще­тюркского праязыка вместе с самим степным скотоводством номадного типа, при­шедшим из глубины тысячелетий…

Номадная лексика монгольских языков достаточно хорошо сохраняет тюркские соот­ветствующие термины, составляющие единый тематический комплекс… Тем, что часть протобулгарских племен (с самоназвани­ем огур), поскольку данные тюркизмы харак­теризуются признаком ламбдаизма и ротациз­ма, кочевавших в глубокой древности в степях Центральной Азии и занимавшихся молочным скотоводством, будучи завоеваны монголами и включенными в их этнический состав, обра­зовали среди них особую этническую группу, получившую смешанное название огур монгол (ср. современное х.-монг. оор монгол «настоя­щий монгол») и перешли постепенно на мон­гольский язык, по сути дела, язык адстрата. При этом омонголенные огуры сохранили очень мно­го элементов своего протобулгарского языка-субстрата, в том числе и свою номадную терми­нологию, и внесли их в усвоенный ими древний монгольский язык, который вследствие этого, получил смешанный характер». (88)

Итак, проведённый нами сравнительный анализ общетюркской лексики доказывает, что на территорию Евразийской Степи и в Центральную Азию (Средняя Азия, Южная Сибирь, Монголия, западные и северные провинции Китая и др.) отдельные тюркские народы переселились примерно 3,0-6,0 тыс. лет тому назад с территории Передней Азии и Южного Кавказа. Древние тюрки за время совместного проживания на территории исторической прародины в свой словарный фонд включили около 2000 общетюркских слов, из которых свыше 300 это базисная лексика, а также общетюркские названия флоры, фауны, климатические и ландшафтные термины (см. приложения № 1,2). Как известно, общетюркская лексика составляет основу словарного фонда всех современных тюркских народов.

источник


P.S.

Другие исследователи утверждают, что в древности существовал единый язык всех народов. После катастрофы народы потеряли связь друг с другом, и постепенно языки стали искажаться и отдаляться. Наречия превращались в отдельные языки.

Не придерживаюсь озвученной здесь теории о том, что тюркские языки дали много языкам других народов. Хотя бы ввиду того, что кочевники мало разговаривают, их общение примитивно в отличие от высокоразвитых народов. Письменность имеет огромное значение, а у кочевников она отсутствовала и была создана на основе их речевых особенностей совсем относительно недавно и с помощью высокоразвитых соседей, в частности русских.

Поддерживаю тех исследователей, которые говорят о том, что кочевники заимствовали слова у высокоразвитых народов и затем коверкали их, подлаживаясь под особенности своего речевого аппарата.


---



---